Борітеся – поборете…

Как Шевченко поздравляли с юбилеем

 

текст: Анастасии Головненко

фото: илюстрация афиши

 

Отмечать 200-летний юбилей Тараса Григорьевича Шевченко в Киеве начали заранее: допремьерными показами спектаклей, разного рода перформансами, вечерами поэзии и музыки, изготовлением актуальной инфографики, организаций фествалей современного искусства и выставок. В день рождения поэта состоялся массовый митинг в парке им. Шевченко. Что хотелось бы отметить – митинг прошел практически без предварительной договоренности. Сотни киевлян с цветами и флагами, будто по собственной инициативе собрались в примерно одно и то же время чтобы исполнить «Реве та стогне…» и новый гимн Украины. Всеобщее впечатление «идеального виче» совершенно не испортили речи временных первых лиц государства. Шевченко, надеемся, понравилось. Помнится, пару месяцев назад, кто-то из современных украинских драматургов выразил мысль о том, что сам Майдан в Украине – это уже наилучший подарок к юбилею кобзаря.

Собственно, даже 9 марта в Киеве Тарасу Григорьевичу было из чего выбирать: показ нескольких спектаклей в академических театрах, «Шевченкомания» в Арсенале, праздничное виче на Майдане, изобилие мероприятий всех мастей и искусств.

Рядовой Шевченко. Потенциально сильный и атмосферный спектакль в Молодом театре, построенный на автобиографических записках Тараса Шевченко времен его пребывания в ссылке, его личной переписке с Варварой Репниной и известных поемах. Безусловно, сработали сильный материал и потенциально подобранные актеры: в свете софитов главный герой (Роман Семисал) действительно очень похож на Кобзаря, милая и немного истеричная Екатерина Варченко в целом справляется с ролями Варвары Репниной и Забаржады, хотя и несколько более экспресивна, чем этого предпогает выдержанность этих образов, и естественно, унтер-офицер Юрий Шульган. Именно на последнем «держатся» наиболее сильные сцены постановки и все ее поворотные точки.

Декорация выполнена в виде мольберта или холста, поэтому все персонажи, возникающие на сцене сразу ассоциируются у нас с художественными зарисовками, из которых и выстраивается целостная картина, будто бы нарисованная Шевченко его собственная жизнь. Стоит отметить, что режиссером (исполнитель главной роли, Роман Семисал) выбраны хорошие изобразительные приемы и фигуры, интересный материал, поэтому смеем предположить, что изменения в режиссуре к более характерной и четкой, могут обратить его в сильный продукт. Пока же спектакль выглядит достаточно промежуточно и несколько не целостно, хотя и пытается посредством понятных и осовремененых символов речи в поэзии Шевченко обратить зрителя к более простому познанию творчества поэта.

Така її доля. Смело срежиссированный Станиславом Моисеевым и Андреем Маем спектакль состоит из двух частей. Первая завязывается прямо в фойе театра Франко и состоит из документального ролика о подготовке спектакля и сборе аутентичного настроения на малой батькивщине поэта. Вторая часть спектакля гораздо более объемна, но благодаря короткому ролику зритель ощущает одновременно два времени, в котором живет драматургия: времени, в котором она была написана автором, и временем, когда ее поставил современный режиссер.

Материал спектакля – известная поэма Шевченко «У тієї Катерини хата на помості» – драма о женщине, которая одновременно обманув двух своих возлюбленных тем самым наживает себе двух врагов.

Постановку действительно можно считать сильной хотя бы потому, что плановый репертуарный спектакль для усредненной и беспристрастной целевой аудитории становиться самодостаточной прогрессивной постановкой, которую в театре Франко ранее осмелились бы поставить разве что на камерной сцене. Если говорить о декорации – она производит впечатление замкнутости сценического пространства, концентрируя внимание зрителя в определенной плоскости, хотя действие все время старается вырваться из этих самых рамок. Из неоткуда вдруг появляются практически живые птицы, девушки-русалки и световые образы. Хотелось бы отметить, что в сравнение со сценографией спектакля «Така її доля» можно привести разве что прошлогоднюю постановку украино-швейцарского «Вия» на этой же сцене.

Основным изобразительным приемом группа режиссеров избирает пластику, а также драматургию пауз и членирование фраз. К сожалению, если с последней актеры справились на хорошем уровне, танцы и пластические фигуры получались у них хуже. Учитывая тот факт, что все актеры второго плана максимально выполняли роль нагнетания текущего настроения, их несколько недоработанные пространственные картины выглядели иногда совершенно сырыми.

Хочется отметить, что в который раз материал, поставленный Станиславом Моисеевым является футуристическим видением современного контекста. Подобно прошлогодней постановке «Квитки Будяк», предельную актуальность избранного произведения Шевченко недооценить просто невозможно.

Шевченко-молодий. Еще один проект Молодого театра, совместно с музеем им. Тараса Шевченко, выполненный в дуалистической форме спектакля и чтения современной «молодой» поэзии ее авторами (Елена Герасимьюк, Мирослав Лаюк, Юлия Нестерова, Александра Шевченко, Василий Карпьюк). Идею поэтического вечера-спектакля совершенно нельзя назвать ни новаторской, ни какой-то особенной, но, вероятно, превзойдя ожидания и режиссера и актеров, получилось достаточно интересно.

Театральная часть была построена как некое зазеркалье современной поэзии, стоит отметить, что актеры читали буквально, за зеркалом, выполняющим основную декорацию. Изобразительно спектакль, а эту часть поэтической импрезы можно охарактеризовать именно так, был построен в виде панк-обработки украинской классики. Чтения, кроме того, что были выполнены в лучших традициях 10-класной школы, сопровождались тяжелой музыкой и большим количеством совершенно лишней экспрессии.

В свою очередь, на достаточно ярком театральном фоне, поэтическая составляющая вечера выглядела наивно и предельно откровенно. Не смотря на превалирующие упаднические настроения и образы прочитанных текстов, непрофессиональное чтение и, иногда его несопряженность с основной темой, эта часть поэтического «противостояния» выглядела гораздо более выигрышно. Подкрепленный песнями Юлии Нестеровой в живом авторском исполнении и заключительной сцене с маленькой девочкой, прочитавшей наиболее трогательное произведение вечера, поэтично-театральный эксперимент понравился зрителю и состоялся.

В рамках поистине «шевченковских дней» в Киеве, среди всего, большую популярность получила выставка «Шевченкомания», объединившая в себе несколько видов искусства: живопись, современную и настоящие картины Тараса Григорьевича, музыку, кино и литературу. Особенно хотелось бы отметить премьерный показ фильма «Шевченко.Идентификация» известного украинского режиссера Сергея Проскурни.

Поистине фильм-провокация, призванный разрушить культ вокруг Шевченко, навязанный и неестественный, интересен тем, что противоречие находится в нем самом. Лента построена на документальных интервью людей разных профессий и разного места жительства, объединенных своими переживаниями и возрастной категорией: в фильме не задействовано ни одного «молодого» и свежего мнения, нет ни одного молодого персонажа. В своих презентациях Сергей Проскурня все время акцентировал внимание именно на этой провокации, тем самым настраивая зрителя на скептичную оценку фильма, режиссер подталкивал зрителя точно также поразмыслить и о кобзаре.

В целом, хотелось бы отметить, что в знаковый для Украины год, 200 –летия Шевченко, нами ожидалось очень много знаковых и сильных культурных событий. Было даже продумано несколько фестивалей-переосмыслений и актуализаций творчества Тараса Григорьевича посредством современного искусства, которые потенциально должны были собрать огромную аудиторию и как следует «промыть» ей мозг подобно режиссерским подтекстам фильма «Шевченко.Идентификация». Но, как нам показалось, этого не произошло, разве что с некоторыми исключениями. А в контексте происходящих событий в стране, все-таки к этому событию стоило отнестись более серьезно и ответственно.


Другие статьи из этого раздела
  • Театральная Польша

    Сегодня Польша — одна из самых сильных театральных стран Европы. Со средины 90-х здесь созрело и вышло в свет мощное поколение режиссеров, драматургов и актеров. Обновившись, творческие элиты, пополнились такими популярными в театральном мире именами как режиссеры Кшиштоф Варликовский, Гжегож Яжина, Ян Клята, драматурги — Дорота Масловская, Павел Демирский и другие.
  • Карагьозджу Дженгіз Озек: «У культурному плані Туреччина — країна мозаїчна»

    Влітку, коли у багатьох країнах завмирає театральне життя, у Туреччині продовжують влаштовувати вистави традиційного народного театру «Карагьоз». Ця форма тіньового театру поширилася на теренах Османської імперії орієнтовно з XV століття, спочатку як розвага для Султана, а згодом як улюблена забава мешканців стамбульських кварталів. Цього року священний для мусульман місяць Рамазан тривав з 1 до 28 серпня. У цей період, лише після заходу сонця, коли за релігійними канонами дозволяється випити води та перекусити, правовірні мали можливість долучитися і до розваг. Відтак на багатьох майданчиках Стамбула та курортних містечок Туреччини майстри тіньового театру «Карагьоз» дивували новими пригодами чорноокого відчайдухи Карагьоза та його друга Гаджівата як місцеве населення, так і численних туристів. Упродовж століть ці традиційні маски, простака та грамотія, неодноразово трансформувалися, але ніколи не втрачали свого національного колориту та ментальних рис
  • Буто. Истоки «танца тьмы»

    Танец Буто родился в Японии на руинах Второй мировой войны, в пыли ядерного взрыва, и на пересечении работы двух разных, но одинаково ярких личностей — Хиджикаты Татцуми и Кацу Оно. — Демона и Святого, по словам известного исследователя буто Марка Холборна
  • Хороший критик — смирный критик

    Одно из самых распространенных отечественных заблуждений: нынешняя театральная критика стала слишком острой, наглой, временами прямо-таки хамской. То ли дело критика прежних лет. Вот тогда были мыслители, а не щелкоперы. Они пытались вникнуть в замысел художника, они вели с ним уважительный разговор, они помогали ему понять самого себя. Для них искусство (и художник) было свято, для нынешних — ничего святого нет

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?