«Беззащитные существа» в «Новом киевском театре»02 марта 2010

Текст Марыси Никитюк


Маленькие чеховские трагедии

в теплом юморе

беззащитно юных

актеров

вновь родившегося талантливого Театра

19 декабря 2009 года ученик Эдуарда Митницкого — режиссер Виталий Кино — открыл на улице Михайловской 24-ж на базе своего выпускного актерского курса из Киевского театрального колледжа «Новый украинский театр», в репертуаре которого пока три дипломных спектакля: «Бесталанная» (И. Карпенко-Карый), «Шекспириада» (В. Шекспир) и «Беззащитные создания» (А. Чехов).

Спектакль «Беззащитные существа» построен на основе рассказов А.П. Чехова, разворачиваемых в цепи эпизодов. Отдельные фрагменты постановки выдержаны в стиле немого кино: рябит зеленый стробоскоп, и актеры под веселую водевильную музыку нервно двигаются, машут руками и пляшут. Спектакль состоит из девяти рассказов-миниатюр, самой сильной из которых является собственно «Беззащитное существо», где Евгения Мирошниченко в роли госпожи Щукиной (приставучей бабы, которая едва не доводит до инфаркта банкира Кистунова — Егор Снигир), создает неповторимо гротескный образ а-ля «Шапокляк». Основная составляющая актерского дара Е. Мирошниченко — смелость. Она не пытается быть красивой, подобно многим девочкам-актрисам, заботящимся о том, чтобы хорошо выглядеть на сцене, она кривляется, куражится, гримасничает — и в итоге перед зрителем предстает непривлекательная, но чертовски достоверная баба, которую хочется удушить не только Кистунову, но и всему залу. Егор Снигир, сыграв до этого непутевого влюбленного Максима Кузьмича в «Женщине без предрассудков» и горе-писателя в «Загадочной натуре», здесь был упоительно смешным и трогательно тревожным.

«Беззащитные существа» в «Новом киевском театре» «Беззащитные существа» в «Новом киевском театре»

Несколько натянуто звучит начало спектакля, когда актеров приглашают пройти кастинг на фильм «Беззащитные существа», это, безусловно, сюжетная смычка для разрозненных чеховских этюдов (и она поддержана кино-вставками и перебивками дублей), но смычка все-таки схематическая и техническая, лишенная хорошей смысловой пластики. Однако этот спектакль приносит много чистой радости и смеха, хотя и не без горечи, ведь жизнь, как известно, по-чеховски — не малина, а зеленый, недоспелый, кислый крыжовник. И эпизоды «Слова, слова, слова», «Анюта», в которых Алена Сорока сыграла наивных и трагически опытных непутевых женщин, горькими дырами на вылет зияют во всем этом водевильном балаганчике. Добрые интонации «Нового украинского театра» превращают едкий чеховский сарказм — в добродушный юмор, согревая маленькие трагедии теплом душевной иронии.

Сказать по правде, в коллективе юных выпускников наиболее привлекает их легкость, творческий авантюризм, невозмутимость и бьющая через край энергия. Это, в лучшем значении этого слова, студенческий театр, немного еще наивный, но уже очень яркий, в нем столько же азарта, сколько и перспектив, а какие из них сбудутся, покажет время.

«Беззащитные существа» в «Новом киевском театре» «Беззащитные существа» в «Новом киевском театре»

«Беззащитные существа» в «Новом киевском театре» «Беззащитные существа» в «Новом киевском театре»


Другие статьи из этого раздела
  • «Олений дом» и олений ум

    «Олений дом» — странное действие, вольно расположившееся на территории безвкусного аматерства. Подобный «сочинительский театр» широко представлен в Северной Европе: режиссер совместно с труппой создает текст на остросоциальную тему, а затем организовывает его в форму песенно-хореографического представления. При такой «творческой свободе» очень кстати приходится контемпорари, стиль, который обязывает танцора безукоризненно владеть своим телом, но часто прикрывает чистое профанство. Тексты для таких представлений являются зачастую чистым полетом произвольных ассоциаций и рефлексий постановщика-графомана.
  • Виртуальный Вавилон Костюминского

    В Киеве вскоре еще раз покажут спектакль о противопоставлении жизни человека реальной, бытовой ее электронной, виртуальной стороне
  • В защиту меньшинства: «Дело Менделя Бейлиса»

    Об одном из первых иммерсивных спектаклей в Киеве
  • Арт-терапия для «оборотней»

    «Театр 13» рассказали о страхах и комплексах сегодняшнего дня
  • Турне харківського Елвіса містами України

    Постановка «Червоний Елвіс» — зразок авангардного театрального мистецтва, що декларує експериментальність, шокує незвиклого до ненормативної лексики обивателя і використовує максимум засобів комунікації із глядачем

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?