Еврейские часы04 марта 2009

Текст Марыси Никитюк

Фото предоставлены театром «Сузирья»

Спектакль: «Еврейские часы» в театре «Сузирья»

Драматурги: С. Киселев, А. Рушковский. Пьеса получила первое место за «Лучшую пьесу» на «Коронации слова» в 2005 году

Режиссер: Игорь Славинский

Актеры: Валентина Ищенко, Александр Игнатуша

В недавнем интервью нашему изданию Наталья Ворожбит заметила, что «в Украине нет драматического процесса», и она права, его кровь действительно застоялась. Для театра важно, чтобы «мысль вечная» обновлялась «мыслью современной», он нуждается в новой драматургии, созвучной времени и его основным идеям. Однако, к сожалению, современные тексты зачастую такого уровня, что в сравнении с ними старая добрая классика резко возрастает в цене: хочется взяться и крепко держаться за шекспировские локоны. Отраженная в современных текстах украинская действительность, как правило, малоинтересна, уровень художественного абстрагирования крайне низкий. Авторы не могут охватить и переосмыслить то, что они видят вокруг себя, и поэтому предлагают неловкий, угловатый слепок действительности, а не ее художественный образ.

Александр Игнатуша в роли бизнесмена Александр Игнатуша в роли бизнесмена

Спектакль «Еврейские часы», поставленный Игорем Славинским по пьесе С. Киселева и А. Рушковского, как раз является иллюстрацией к состоянию современной драмы в Украине. В пределах украинской действительности разворачивается многообещающая метафора «еврейских часов» (часы, которые отсчитывают время в обратном направлении). В парламенте пытаются принять закон, который перевел бы всю страну на обратное время, а в политических кулуарах ведется борьба за владение заводом-монополистом, занимающимся выпуском «еврейских часов». Абсурд, который в нынешней украинской ситуации не так уж и невозможен. Довольно остроумная метафора в стиле Михаила Задорнова, позволяющая незлобно над собой посмеяться, но…

Александр Игнатуша в роли киллера и Валентина Ищенко в роли обманутой жены сутенера Александр Игнатуша в роли киллера и Валентина Ищенко в роли обманутой жены сутенера

Спектакль не отличается оригинальностью режиссерского языка, перед зрителем ─ конвейер публицистических зарисовок и типов. И как бы актеры Александр Игнатуша (исполнитель всех мужских персонажей) и Валентина Ищенко (исполнительница всех женских ролей) ни старались отыгрывать своих недалеких персонажей ─ всех этих политологов, проституток, депутаток, бизнесменов ─ этого мало для того, чтобы спектакль состоялся. Актерам нечем наполнить своих героев, им не из чего воссоздать характеры, кроме гэгов, нескольких стереотипных черт и шуток драматурги и режиссер не дали им никаких инструментов.

Киллер-Игнатуша и медсестра-Ищенко Киллер-Игнатуша и медсестра-Ищенко

Спектакль не дотянулся до публицистического театра, ─ не хватило резкости, но и не стал образцом документального ─ мало подлинности. Интереснее было бы либо уйти в сторону поэтической сатиры Джонатана Свифта или Петера Вайса, либо в сторону новой драмы, оставляющей действительность без прикрас и метафор, в ее жесткости и неприглядности. К сожалению, «Еврейские часы» не выдержали конкуренции: современные новости намного сатиричнее, а большинство постановок «Сузирья» куда более поэтичны.

Игнатуша-сутенер Игнатуша-сутенер


Другие статьи из этого раздела
  • «Поздно пугать» в Театре на Левом берегу Днепра

    Сложно и трудно современная проза и драматургия входят в украинские национальные театры. Давно нет советского идеологического заказа или царского запрета на национальный колорит, театры безраздельно владеют творческой свободой. Так, что же им мешает ее реализовать? Почему они угрюмо встречают любую инициативу? Почему творческий поиск в них встречается с заведомо установленным безразличием? По привычке тянут они свой комедийно-водевильный репертуар, лишенный духа, времени, остроты, будто не было в нашей традиции экспериментов Леся Курбаса и поисков 90-х.
  • 50-ый Дядя Ваня

    Пять лет назад в Киеве состоялось редкое для нашей столицы театральное совпадение. Два киевских режиссера, худруки двух муниципальных театров, В. Малахов и Ст. Моисеев поставили в одном сезоне пьесу А. Чехова — «Дядя Ваня». Театральная общественность резко поделилась по линии гуманистического передела: Чехов человечный, сопереживающий и сожалеющий и Чехов саркастичный, едкий и обличающий. Одни были в восторге от малаховского просветленного, обнадеживающего, вселяющего веру «Дяди Вани», другим больше по вкусу пришелся мрачный, беспросветный вариант Моисеева.
  • Олег Липцын: Печальный Нос

    Очередной иллюстрацией хорошего театра стал спектакль «Нос» Олега Липцына, который он привез показать в рамках ГогольFestа. Задумывалась эта постановка сначала как огромный проект по произведениям петербуржского периода Николая Гоголя. Липцын хотел сыграть со своими друзьями в разных городах мира один и тот же спектакль по мотивам рассказов Гоголя. Но в итоге получился, что играет его только сам Олег, правда, действительно — по всему миру. Спектакль «Нос» будет показан в Киеве 21 октября в Новом театре на Печерске
  • Правила Дмитра Богомазова: 5 кроків до вистави

    На той випадок, якщо ви вирішите поставити виставу за режисерськими принципами Богомазова – ось правила, які вам у цьому допоможуть
  • Юная энергия классики или почти сумасшедшая «Женитьба»

    Агафью Тихоновну переселили на Оболонскую набережную в двухэтажный элитный особнячок, вручили ей две квартиры в центре и дачу под Киевом. Жевакина сделали не моряком, а певцом, эдаким Элвисом с заячьей губой и феерическими повадками. Яичница из коллежского асессора превратился в заместителя начальника налоговой службы, ему надели круглые очки кота Базилио, приталенную жилетку, пижонские штаны и снабдили несколько гейскими повадками. Словом, все персонажи — утрированные представители нашего «сегодня»

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?