Эхо Промзоны01 октября 2012

Текст Марыси Никитюк

Фото Юлии Вебер


Гогольфест в этом году состоялся. Было много хорошей музыки и яркой публики. Было забавно, был драйв, движ. Несмотря на козни власти и каверзы судьбы эта «шалость» удалась.

Идеолог и организатор фестиваля Влад Троицкий показал кроме уже существующих в условиях театра «ДАХ» Эдипа. Собачья будка и «Короля Лира», новую постановку-эскиз «Школа не театрального искусства». Ею он продемонстрировал грамотное обхождение с пространством промзоны и тонкое кураторство, благодаря которому удалось связать воедино этюды актеров. На повестку дня Троицкий вместе с «ДАХом» вынес главный вопрос. — О Театре. О театре как об искусстве, о театре как о жизни и жизненном пути.

Спектакль состоит из двух частей, которые стоит смотреть последовательно. Обе части составлены из этюдов актеров театра «ДАХ» — это монологи и диалоги из пьес «Шекспира» («Король Лир», «Макбет»), Клима («Ромео и Джульетта», «Марево Мариво»), Ионеско (тексты). Интермедиями между этими этюдами вклиниваются жесткие монологи режиссеров ХХ и ХХІ века. Эти нетерпимые, нервные, проницательные вставки, как обвинительные речи в суде, обращены против старого плохого театра с его «традицией». В монологах слово имели: Борис Юхананов, Клим, А.Жолдак, Антонен Арто, Дж.Стреллер.

Устами актрисы Русланы Хазиповой ставится вопрос ребром. Чем является сегодня театр? Какова роль в современном мире режиссеров, драматургов, актеров, критиков и зрителей? Вопрос отрезвляющий: «На что мы тратим нашу единственную жизнь?» Вспоминаются все вечера, проведенные в полумраке среди незнакомых людей. Зачем это? Зачем ты так долго бродил по киевским театрам в поисках чуда? Задачей Троицкого в этой эклектической постановке было — воспроизвести те удивительные фрагменты из спектаклей, которые и есть чудо. Чудо настоящего Театра, размышляя о котором не жаль потратить большую часть своей единственной жизни.

Здесь был показан неуловимый и пронзительный диалог Ромео и Джульетты из пьесы Клима. Огромная площадь сцены залита дневным светом из окон. Под потолком в тисках железных кабин стоят три Джульетты в белых платьях. Три Джульетты — три тени — эхом отзываются с разных точек пространства. А через зал идет к ним Ромео (Дмитрий Ярошенко), Ромео-Гамлет — уставший и безнадежный. Его голос звучит хрипло: «Любовь всегда, мы не готовы к ней всегда, мы не готовы к ней как к смерти». Эхом под сводами завода разносится раненое тройное «ЛЮБЛЮ!». И второй эпизод из пьесы Клима «Марево Мариво», сыгранный Русланой Хазиповой, тоже покорил публику. Это был богоборческий бунт, бунт в театре.

У Влада Троицкого получился жесткий, спартанский, аскетически подтянутый спектакль. Впечатление от него, правда, несколько испортил затянутый фрагмент из Ионеско и финальное обращение Жолдака.

Эту постановку, возможно, больше никогда не покажут, а, быть может…

В памяти останутся миражи, тени, обрывки… Образы… Слезы…

Не так много помнишь спектаклей, но те, которые помнишь, живут с тобой всегда.


Другие статьи из этого раздела
  • Парад румунського театру: Національний театральний фестиваль в Бухаресті

    Кістяк театрального фестивалю в Бухаресті — найголовнішої театральної події року в країні — складався із набору вистав за класикою, поруч із якими виборювала собі місце молода румунська альтернатива. Окрім насиченої театральної програми, фестиваль мав також теоретичну частину, де можна було послухати лекції відомого американського режисера та теоретика театру Річарда Шехнера, відвідати презентації книжкових новинок на театральну тематику за останній рік, а також переглянути документальні фільми про Гротовського, Сару Кейн та інших театральних метрів
  • «Жизнь удалась»

    На закрытие ГогольFestа в Киев привезли нашумевший в Москве экспериментальный спектакль по пьесе эпатажного белорусского драматурга Павла Пряжко «Жизнь удалась». Пряжко пишет систематически и много, это, наверное, потому, что писать он может о чем угодно (да хотя бы о трусах! — пьеса «Трусы» была поставлена в Театр doc.). В Москве его ценят и ждут, а главное — ставят на соответствующих для новой драмы площадках, в Белоруссии — не очень ценят и не спешат ставить
  • Игры Олигархов: Двойной прицел

    Политику и меценату Александру Прогнимаку пока высказываться — рано, ибо его совместное с режиссером Виталием Малаховым творение «Игры олигархов» — чудовищная помесь КВН-шаржей на тему отечественного телевидения, политической рекламы и бородатых анекдотов. И, что хуже всего, шарж поверхностный, неглубокий и достойный в свою очередь шаржей на самое себя
  • Доки можеш: бери, люби, тікай

    П’єса, написана для Royal Court на сцені Молодого театру
  • Современная драматургия в Симферополе

    С 25 по 27 мая симферопольский арт-центр «Карман» и всеукраинский литературный фестиваль «Шорох» провели первый в городе фестиваль современной драматургии в режиме читок. В течение трех дней на сцене арт-центра были представлены пьесы поколения «новой драмы» в постановке местных режиссеров

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?