Фестиваль им. Давида Боровского в Театре Русской драмы06 сентября 2009

Текст Марыси Никитюк

Полную программу фестиваля вы сможете посмотреть здесь

В театре им. Леси Украинки с 17 сентября по 1 октября проведут фестиваль в честь известного украинского художника сцены Давида Боровского, отмечая 75 лет со дня его рождения. К сожалению, сам Боровский прожил несколько меньше — 1934–2006 г., но успел сделать очень много, на его счету около 150 спектаклей, в которых он выступил художником-постановщиком.

Начал свою карьеру Д. Боровский как самостоятельный сценограф в Театре им. Леси Украинки, здесь же и закончил постановкой «Дон Кихота» в 2006-м году. Ранние работы Давида Боровского высоко оценил ученик Вс. Мейерхольда Л. Варпаховский, который позднее создавал с ним спектакли. Также Давид делал постановки и с другими выдающимися режиссерами своего времени: с Л. Додиным, Г. Толстоноговым, с М. Левитиным, Н. Эфросом, Ю.Любимовым. К слову, он 30 лет был штатным художником театра на Таганке, а приехал Боровский в Москву по приглашению в 66-ом году Театра им. Станиславского.

Давид Боровский, фото Александра Стернина Давид Боровский, фото Александра Стернина

Откроет фестиваль — 17 сентября в 16:00 в фойе Театра им. Леси Украинки — выставка театральных работ художника «Пространство Давида Боровского». Дальше пойдет серия постановок театра им. Леси Украинки, сценографическое решение которых принадлежит мастеру. Это «Дон Кихот. 1938», «Наполеон и Корсиканка», «Насмешливое мое счастье» и «Деревья умирают стоя». А за ними жемчужина фестиваля — два спектакля питерского Малого драматического театра, под руководством Льва Додина и спектакли московского театра «Эрмитаж», под руководством М. Левитина.

Здесь мы уделим внимание постановкам знакового российского режиссера Льва Додина — «Дядя Ваня» и «Король Лир», которые действительно стоит посмотреть в рамках этого фестиваля.

Обеим постановкам характерно много сценического пространства — фактически, полупустые сцены оставил актерам и режиссеру Давид Боровский. В «Дяде Ване» — над сценой иронично нависают стога сена, а в ее глубине — деревянные лавки и стулья визуально усиливают чеховскую вязкую скуку. Додинский спектакль наиболее близок к пониманию чеховских текстов: он предлагает не причитающего Чехова, а комедийного, каким он, собственно, и хотел быть, его персонажи естественны и лишены пафоса. Лев Додин предлагает ровную интонацию Чехова, без надрыва.

Сцена из спектакля Малого драматического театра «Дядя Ваня» Сцена из спектакля Малого драматического театра «Дядя Ваня»

«Король Лир» тоже отличается аскетическим сценическим решением. Нет никакого дворца Лира. Да и свиты короля нет, только «тесный семейный круг», в котором дочери по очереди доказывают, как они любят отца и друг друга. Опять таки все естественно и без надрывного пафоса. Лев Додин специально заказывал новый перевод шекспировского «Короля Лира», избавленный витиеватостей и красивостей Шекспира советских переводов. Чтобы актеры не путались в барокковых фразах, упуская из виду внутреннюю поэтику, их реплики лишили изящности.

Сцена из спектакля Малого драматического театра «Король Лир» Сцена из спектакля Малого драматического театра «Король Лир»


Другие статьи из этого раздела
  • Теплое финское хулиганство

    Сам по себе жанр «католический мюзикл» настораживает: либо стеб, либо «зря мы сюда пришли», но поскольку Кристиан Смедс и группа «Братья Хоукка» ─ известные хулиганы, то, оказалось, ни первое, ни второе. «Птички. Детки и Цветочки» ─ своеобразный акт музыкального общения со зрителем на тему самого ценного и очевидного ─ любви, социальной свободы, веры ─ в форме непосредственного и озорного рассказа об итальянском бунтовщике и святом Франциске Ассизском
  • Игровая «Красивая птица»

    О постановке «Чайки» Олега Липцына
  • Херсон и Театр

    Театр как искусство идеологическое, публичное, затратное и респектабельное в основном развивается там, где есть достаточная концентрация людей, денег, промышленности, мыслей, идей, и, вероятно, интеллектуальных снобов, то есть ─ в городах. В особых случаях понимания театра как Пути театральные труппы и их идеологи (Ежи Гротовский, Питер Брук, Шанти) уходят из городов в поисках едва уловимых вибраций вселенной, устремляются в пустыни, туда, где в тишине отчетливее слышен голос Бога.
  • 50-ый Дядя Ваня

    Пять лет назад в Киеве состоялось редкое для нашей столицы театральное совпадение. Два киевских режиссера, худруки двух муниципальных театров, В. Малахов и Ст. Моисеев поставили в одном сезоне пьесу А. Чехова — «Дядя Ваня». Театральная общественность резко поделилась по линии гуманистического передела: Чехов человечный, сопереживающий и сожалеющий и Чехов саркастичный, едкий и обличающий. Одни были в восторге от малаховского просветленного, обнадеживающего, вселяющего веру «Дяди Вани», другим больше по вкусу пришелся мрачный, беспросветный вариант Моисеева.
  • Криcтиан Люпа: «Чайка» и «Заратустра»

    Свой первый спектакль в России известный польский режиссер Кристиан Люпа поставил в Александринском театре, это была «Чайка». Недавно в Центре им. Мейерхольда в Москве прошел показ его второго спектакля «Заратустра» Об этих двух постановках и о самом Кристиане Люпе и рассказывает наш автор

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?