Глубина личной боли15 сентября 2010

Текст Марыси Никитюк

Фото Андрея Божка

Премьера «Квартет-а-тет« Киев-Модерн балета

Была показана в рамках ГогольFestа 8 сентября 2010 года

Спектакль создан по заказу Эйндховенского «Парк-театра«

Автор спектакля: Раду Поклитару

Автор музыки: Ад Маас

К вечеру в павильонах студии Довженко становится прохладно и сыро, возможно, поэтому — как-то даже в толпе зрителей — одиноко. Но это как раз впору, в настроение нового хореографического спектакля Раду Поклитару.

Этот двухактный балет на четыре танцора с абстрактным названием «Квартет-а-тет» стал одним из самых ярких впечатлений театрального ГогольFestа. Отчаяние, безнадежность и горечь. В этот раз сквозь привычно чистые и техничные танцы Полкитару прорезалась сумятица страсти, боли и человеческого метания.

Первая часть постановки была лирически-хореографической элегией о Ней, о Нем, об Одиночестве, о Непонимании, о Не-прощении. Женщина и мужчина — каждый в своей комнатушке, из окна которой внешний мир выглядит, как геометрический строй разноцветных домов. Что между ними происходит в этих четырех стенах, в герметичном течении жизни? Ссоры, секс, попытки объяснить себя, мир, другого. Истерики. Боль. Радость. Тепло. Между ними все — жизнь! Короткие затемнения, которые словно монтажные ножницы делили представление на череду дней, были похожи на листы календаря, обрывающиеся и падающие, как листья на пол.

Однажды их пространство разрывает звонок красного телефона, и все заканчивается. Звонок, как последняя капля, как символ вселенской тоски о том, что двое никогда не смогут стать одним.

«Квартет-а-тет» Киев-Модерн балета «Квартет-а-тет» Киев-Модерн балета

На белом заднике сцены появляются мириады таких же одиноких, но уже крошечных окон, за которыми живут люди, потерявшие друг друга. Полное единение музыки, ритма, динамики хореографического размышления было достигнуто во втором акте, преимущественно состоящего из причудливых нервных теневых па (ребята танцевали за ширмой, отбрасывая тени). Всегда богатый на интерпретацию «Киев-Модерн балет» в этот раз говорил не только в танце, но и поверх него, и виделось в этой хореографии нечто непереносимо печальное. Расцветали и растворялись в виолончельной музыке соцветия отчаянных образов, взывая к личной памяти каждого смотрящего. Как бабочки над огнем метались актеры по сцене в танце-страсти, танце-урагане.

«Квартет-а-тет», наверное, самый гармоничный и наиболее живой спектакль Раду Поклитару.

«Квартет-а-тет» Киев-Модерн балета «Квартет-а-тет» Киев-Модерн балета

«Квартет-а-тет» Киев-Модерн балета «Квартет-а-тет» Киев-Модерн балета

«Квартет-а-тет» Киев-Модерн балета «Квартет-а-тет» Киев-Модерн балета

«Квартет-а-тет» Киев-Модерн балета «Квартет-а-тет» Киев-Модерн балета

«Квартет-а-тет» Киев-Модерн балета «Квартет-а-тет» Киев-Модерн балета

«Квартет-а-тет» Киев-Модерн балета «Квартет-а-тет» Киев-Модерн балета

«Квартет-а-тет» Киев-Модерн балета «Квартет-а-тет» Киев-Модерн балета

«Квартет-а-тет» Киев-Модерн балета «Квартет-а-тет» Киев-Модерн балета


Другие статьи из этого раздела
  • «Олений дом» и олений ум

    «Олений дом» — странное действие, вольно расположившееся на территории безвкусного аматерства. Подобный «сочинительский театр» широко представлен в Северной Европе: режиссер совместно с труппой создает текст на остросоциальную тему, а затем организовывает его в форму песенно-хореографического представления. При такой «творческой свободе» очень кстати приходится контемпорари, стиль, который обязывает танцора безукоризненно владеть своим телом, но часто прикрывает чистое профанство. Тексты для таких представлений являются зачастую чистым полетом произвольных ассоциаций и рефлексий постановщика-графомана.
  • Последние крохи тепла: «Калека с острова Инишмаан»

    «Калеку из острова Инишмаан» пришел посмотреть неполный зал — заядлый театрал и рисковый киевский зритель, которому паника ни по чем. Нужно сказать, что театральный зритель наверное самый смелый зритель, в преддверии паники те, кто осмелился прийти, увидели лучший спектакль из ирландской серии «Театра У Моста», а заодно чуть ли не самый красивый и стоящий спектакль, показанный в Киеве с начала сезона. К тому же «Калека» — это лучшая пьеса Мартина МакДонаха на сегодняшний день
  • Бога нет, есть сифилис. Брать будете?

    В Национальном цирке Украины поставили первый театральный триллер, или что-то вроде того
  • «Сніданок з ворогом»: дещо інше, ніж вистава

    Антон Романов поставив п'єсу не за Аррабалем у Черкаському театрі
  • Политическая «Свадьба», илиНастоящее искусство Владимира Панкова

    В последнее время постановки В. Панкова вызывали в лучшем случае недоумение, и после «Ромео и Джульетты» я совсем уж было решил, что  «саундрама» сделала свое дело и двигаться ей дальше некуда. Тем большим потрясением для меня оказалась минская «Свадьба».

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?