«Голый французский король» 08 ноября 2010

Текст Марыси Никитюк

Фото Андрея Божка

В конце октября Киев отведал очень не симпатичное блюдо. Французский спектакль по классической пьесе Пьера Мариво «Игра любви и случая» в постановке режиссера-актера Филиппа Кальварио и театральной компании 95 оказался стопроцентной неудачей, полной огрехов и дурновкусия. Нам показали второсортный продукт из недр самого периферийного французского театра. Привозить в Киев из ряда вон плохие спектакли или средней руки цирковые представления становится тенденцией для Французского культурного центра. «Красная шапочка» и «Пока мама не пришла» — беспрецедентно низкокачественные, сырые, «школярские» театральные произведения, компанию Цирковых студий Марселя на прошлой Французской весне спас только залп белоснежных перьев в конце откровенно бедноватого циркового шоу…

Театральные гастроли в Украине — это, в первую очередь, вопрос финансовой политики. Для сравнения — в Москве театр имеет высокий государственный (и творческий) статус, московский зритель (и критик) не станет молча аплодировать при виде пусть и заморского, но все же чертовски голого короля, соответственно туда привозят самое лучшее, как-то — Жозефа Наджа и Жоэля Помра. В Украине — иное дело, здесь эти яркие театральные фигуры появятся не скоро. Плодовитый на культурные события Французский культурный центр действует в рамках логики и порядков той страны, в которой он функционирует. Если в Украине театр не ахти, публика нетребовательна и аплодирует, стоя, всем подряд, то и тратить баснословные деньги — нет смысла. А всему виной — преступное безразличие нашего государства к развитию отечественной культуры, если мы не уважаем себя, с чего бы это делать другим?

Отчасти из-за всего выше перечисленного к нам в Молодой театр и попал этот довольно вульгарный и нелепый театральный эрзац. Стоит, конечно, признать, что все старались — всем спасибо, — но все же переигрывание, скатывающиеся в кривляние, пошлость и актерские штампы не играли на руку и без того невзрачной и простенькой режиссуре. Все это могло бы быть потрясающим водевилем, опереткой (материал располагает), в памяти многих живут чудные советские фильмы по похожим пьесам Карло Гольдони, Лопе де Вега, Мольера, изобилующие актерскими находками (Труффальдино-Райкин из «Труффальдино из Бергамо», Терехова-Диана из «Собака на сене» и т.д.). Но комедию переодеваний, где два главных героя в тайне друг от друга наряжаются собственными слугами, режиссер и актер спектакля Филипп Кальварио попытался вывести русло серьезности, а завел — в тупик.

По ходу спектакля актеры решали трудоемкие вопросы «деструктивной страсти», «общественного долга» и «морали», пылко, упорно и стереотипно играли любовь и нагоняли на зрителя смертельную скуку, и тем, и другим. Героиня гнала от себя любимого, потому что он был в обличии дворецкого не очень-то ее достоин, и разъяренно бросалась на окружающих, демонстрируя высоты актерского наива периода учебных этюдов. Дворецкий Бургонье в образе дворянина Доранта похож на стереотипное представление о пижоне: яркий наряд, сопрано, петушиное поведение и гейское жеманство. То же наблюдается со стороны служанки Лизетты в роли своей госпожи Сильвии. Эти два театрально-актерские «клише» пытались на сцене совокупляться, заниматься оральным сексом, играть с неприлично выглядящей бутафорией, и, кроме вульгарности, глупости и дешевизны, не добыли из этой «клубнички» ни капли качества.

Мы, конечно, вполне хорошо ладим и миримся с нашей отечественной посредственностью, могли бы и подобных французов принять за своих. Но все же хочется думать, что где-то есть хороший театр, хочется в это верить. И отдельно хочется попросить ответственных людей из Французского культурного центра предварительно смотреть то, что они привозят к нам. Если уж они не хотят тратить много, то пусть не тратятся вообще.


Другие статьи из этого раздела
  • Кішки чи собаки?

    «Дикий театр» представив виставу-променад в зоопарку. Про що вона?
  • «Римини Протокол». Театр новых форм

    «Римини Протокол» — это театральная группа, созданная в 2000-ом году тремя артистами-экспериментаторами: Хельгардом Хаугом, Даниэлем Ветцелем и Штефаном Каэги. Они известны в Европе своими нестандартными и, на первый взгляд, не театральными постановками. К примеру, одна из их робот заключается в том, что зритель заходит в телефонную кабину и связывается с оператором из Дели. На биеннале в Венеции «Римини Протокол» показали свою новую работу — документальный спектакль об эмигрантах из Казахстана, а также специально для фестиваля в короткий срок создали театральный квест с айподами «Видео-прогулка по Венеции».
  • Юродивий Кармен

    Український режисер Сергій Швидкий створив чудо-виставу, змусивши драматичного актора Кирила Біна танцювати химерний балет. Він спаяцував саму Кармен. О, ця зловісна і прекрасна жінка з присмаком крові, кожна акторка хотіла б зіграти рокову диво-коханку. Але Кармен екстравагантного хореографа-режисера Швидкого — це хлопчик-пава з гострим носом-дзьобом. Сцена терпіла ритми фламенко різних красунь в червоних платтях, настав час гротескній паві-трансвеститу з чорною панчохою на голові сколихнути уяви тендітних хлопчиків.
  • «Месяц в деревне». Как посмотреть…

    Речь пойдет о премьере ТЮЗа, о постановке Валентина Козьменко-Делинде, о спектакле по пьесе Ивана Тургенева «Месяц в деревне»… Очень хотелось бы, чтобы нарочитая вульгарность, лобовой фрейдизм и растерянность актеров в прочтении образов были результатом глубоко продуманной и тонко реализованной режиссерской иронии. И не над Тургеневым, разумеется, а над собой. Есть большое желание прочесть всё увиденное как исключительно изысканный интеллектуальный стеб, ибо в противном случае нет тех средств, коими можно было бы измерить размах безнадежной пошлости этого театрального опуса.
  • Рисовать на песке

    В пример остальным театр «ДАХ» показал в пятницу открытый смотр актерских работ под названием «Нервы» — НЕРежисерські Вистави (украинский). Концепция «Нервов» заключается в том, что это работы актеров, их свободный полет, не всегда удачный, но всегда полет. Это демонстрация того, что театр может быть и должен быть разным. Не известно, будут ли повторены эти этюдные произведения еще раз, и будет ли продолжаться открытая работа артистов «ДАХа», но именно эта сиюминутность, непосредственность, непретенциозность действия, и харизма артистов создали территорию свободы, привнеся в театральную обыденность Киева свежий ветерок. Это как рисунок на песке, который никогда не повторится.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?