«Грек Зорба»13 октября 2010

Текст Марыси Никитюк

Фото Андрея Божка

Премьера в театре им. Франко «Грек Зорба»

Режиссер-постановщик Виталий Малахов

30.09.2010

«Грек Зорба» — премьера в театре им. И. Франко, достойная внимания не только преданного «франковца», но и ценителя хорошего театра. Несмотря на некоторую затянутость сценического повествования, созданного по роману Никоса Казанзакиса «Я, грек Зорба», это — яркая, красочная, сентиментальная история об умении жить.

В какой-то мере «Грек Зорба» — очередной бенефис Анатолия Хостикоева, талант которого также очевиден, как и нескромная его демонстрация. Несмотря на великолепные актерские находки, харизму, энергию и включенность в игру, его активность (то ли его, то ли режиссерскими усилиями) — навязчива. Исполняя роль грека Зорбы, он создает емкий, жизнелюбивый характер; его герой спешит жить и присутствовать в каждом мгновении своей жизни, он радостен, гневлив, повторяет свое «Уфа» или хранит верность сантуру (муз. инструмент — авт.), Зорба — чудесен, но Анатолия Хостикоева все же — много. Если бы режиссеру хватило бы смелости сжать и сконцентрировать повествование, постановка от этого только бы выиграла.

Спектакль «Грек Зорба», режиссер Виталий Малахов Спектакль «Грек Зорба», режиссер Виталий Малахов

Открытием этой постановки можно назвать Наталию Сумскую. Она — известный мастер перевоплощения, но созданный ею трогательный образ стареющей французской вертихвостки Гортензии, крутившей в молодости романы с офицерами всех европейских армий, получился как никогда ярким и сочным. В этом образе она — смела, иронична и неожиданна. Рюши, броши, увядающая грация куртизанки и французский акцент, в глазах — слезы — болезненное женское сожаление по ушедшей юности и любви, — Наталия Сумская в этой роли неповторима. Зорба посмеивается над ее незадачливостью и разудалым беззаботным инфантилизмом, но по-своему он ее любит. Именно образ Гортензии можно назвать самым ярким и выдержанным в спектакле, за эту роль Сумскую весной скорее всего наградят Пекторалью.

Наталья Сумская в роли Гортензии и Зорба-Хостикоев Наталья Сумская в роли Гортензии и Зорба-Хостикоев

А в остальном спектакль полон массовых сцен, греческих танцев, мелодий, пений — все в духе «франковских» постановок. Декорацией служит круглая конструкция, которая вращается, мгновенно меняя место действия, словно в кино. Немного хаотичная и неопрятная эта декорация превращалась то в сельское кафе, то в трап корабля, то в апартаменты мадам Гортензии, то в площадь критского села, и благодаря этому огромный роман Никоса Казанзакиса смог поместится на сцене и ограничиться тремя часами времени.

Селения критян Селения критян

У спектакля «Грек Зорба» будет длинное и благополучное будущее в этом театре, со временем он, скорее всего, сам по себе ужмется, сконцентрируется и станет лучше. Но это дольно предсказуемая для театра постановка, а хочется увидеть сильных актеров, хороший коллектив театра им. И. Франко в каком-то экспериментальном проекте, не характерном для себя. Почему бы, не поставить Сэмюеля Беккета, Даниила Хармса, Марселя Пруста, Бориса Виана или Альфреда Жари? Анатолий Хостикоев мог бы неподражаемо сыграть папашу Убю в одноименной пьесе Жари, а Наталия Сумская — мамашу Убю — и такой спектакль был бы не просто хорошим очередным, он мог бы стать прорывом. Пусть это только мечты, но кому как не национальному театру сделать усилие и разорвать порочный круг наших серых театральных будней? Театру Франко нужно новое дыхание, ему не хватает азарта, какой-то легкости, игры по отношению к театру и самим себе. Академический тон даже за кафедрами университетов, не говоря о театре, — скука и ложный пафос.

Спектакль «Грек Зорба», режиссер Виталий Малахов Спектакль «Грек Зорба», режиссер Виталий Малахов


Другие статьи из этого раздела
  • Время маленьких людей. Без хребта

    Влад Троицкий создал прообраз веб-спектакля по пьесе немецкого драматурга Ингрид Лаузунд. Привычного театрального действия в постановке почти нет, актеры сидят на своих рабочих местах, лицо и руки — это их единственные выразительные средства. Пять человек, общаясь друг с другом с помощью камер, изображают современный офис. Здесь каждый сидит в Гугл-токе, межличностное общение прервано, а коммуникация через машины искривлена ложью, двусмысленностью и паранойей. Готовясь войти в дверь к шефу, сотрудники репетируют движения, чтобы лучше выглядеть. А выходят от него просто без лица — вместо него — кусок теста, или с ножом в спине, или с собственной головой под мышкой
  • Владимир Панков о своей новой работе «Ромео и Джульетта»

    В Москве, в Театре Наций 22–23-го декабря состоится премьера одного из самых ожидаемых спектаклей этого года. Владимир Панков и его коллектив «СаунДрама» покажут «Ромео и Джульетту». Этот спектакль состоится в рамках программы Театра Наций «Шекспир@Shakespeare», обещая быть эмоционально острым, полифоничным и надрывным театральным событием. Один из акцентов панковской постановки классической трагедии — это заострение внимания на межэтнических разногласиях, актуальных для всего мира и для Москвы, в частности. Режиссер намеренно подчеркнул этнический конфликт с помощью двух, заложенных Шекспиром, сюжетных линий и противоборствующих сторон: клан Капулетти играют азиатские актеры (в роли Джульетты — Сэсэг Хапсасова), клан Монтеки — европейские.
  • Политическая «Свадьба», илиНастоящее искусство Владимира Панкова

    В последнее время постановки В. Панкова вызывали в лучшем случае недоумение, и после «Ромео и Джульетты» я совсем уж было решил, что  «саундрама» сделала свое дело и двигаться ей дальше некуда. Тем большим потрясением для меня оказалась минская «Свадьба».
  • «Поздно пугать» в Театре на Левом берегу Днепра

    Сложно и трудно современная проза и драматургия входят в украинские национальные театры. Давно нет советского идеологического заказа или царского запрета на национальный колорит, театры безраздельно владеют творческой свободой. Так, что же им мешает ее реализовать? Почему они угрюмо встречают любую инициативу? Почему творческий поиск в них встречается с заведомо установленным безразличием? По привычке тянут они свой комедийно-водевильный репертуар, лишенный духа, времени, остроты, будто не было в нашей традиции экспериментов Леся Курбаса и поисков 90-х.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?