Грузинский театр — Свободный театр10 января 2010

Надежда Соколенко

Смотреть полный фото отчет

Инфосправка:

В конце 2009 года посольство Грузии в Украине праздновало свое пятнадцатилетие. В рамках торжеств 24–25 декабря в Киевском академическом Молодом театре состоялись гастроли Тбилисского Свободного театра со спектаклями «Братья» по мотивам фильма Лукино Висконти «Рокко и его братья» и «Кавказский меловый круг» Бертольта Брехта.

Свободный театр — частная культурная институция, получившая на родине название «национальный шок». Его художественный руководитель, основатель и идеолог — Автандил Варсимашвили — параллельно руководит Тбилисским государственным русским драматическим театром имени А. Грибоедова, снимает независимое кино, осуществляет зарубежные постановки.

«Хотите узнать, чем живет современный грузинский народ, — сказал напресс-конференции Автандил Варсимашвили, — посмотрите спектакли Свободного театра. Его постановки действительно о судьбе маленького человека в неуверенное и неустроенное военное и послевоенное время и о судьбе грузинского народа в целом.

«Рокко…» по-грузински

От сюжета «Рокко и его братьев» в спектакле Варсимашвили осталась разве что основная сюжетная линия. После смерти отца четыре брата вместе с матерью перебираются из обнищавшей деревушки в не менее нищенствующий город. Пытаясь устроиться и найти свое место в жизни, каждый из братьев выбирает свой путь: священника, фотографа, разносчика политических листовок и свободного художника, а их мать становится торговать на морозной улице нехитрым скарбом.

«Братья». Фото Евгения Рахно «Братья». Фото Евгения Рахно

Автандил Варсимашвили наполняет «Братьев» современностью и погружает в национальный колорит, в котором уважительное отношение к матери прекрасно сочетается с исключительной грузинской гордостью. Здесь и ужас при виде сигареты в руках у женщины, и неподдельное удивление ветрености молодых девчонок — упоительно тонко движется параллель двух разных культур — деревенской и городской, двух различных типов мышления и классов ценностей.

Кроме житейских испытаний героев, и в фильме, и в спектакле ждет также испытание страстью. Два брата влюбляются в одну девушку, что становится причиной кровной войны и крушения семьи. И, если в фильме убийство девушки, — еще одно проявление жестокого, звериного начала в человеке, то в спектакле это убийство кажется необходимой жертвой во имя большей сплоченности и всепрощения. Как тогда, когда умер отец, и братья взялись за руки, объединившись в семью, точно также их объединит новое горе.

«Братья». Фото Евгения Рахно «Братья». Фото Евгения Рахно

Автандил Варсимашвили совместно с художником Айвенго Челидзе создает полуразрушенное пространство, в котором трещины и разводы на стенах превращаются в тонкий красочный рисунок. Посреди сцены — небольшой пруд, под ногами — мягкое пружинистое покрытие, словно это снег. Именно снег создает настроение и атмосферу, становясь полноправным участником действия. Игра в снежки подчеркивает беспечность детства, мягко стелящийся снег оттеняет тепло объятий и отчаяние жестокой драки. Порой мелодраматизм игры и усиленная атмосферность этой постановки заставляли думать о том, что намеренная сентиментальность — это слабая попытка достичь подлинного драматизма, попросту физическое давление на эмоции зрителя.

Cнег создает настроение и атмосферу, становясь полноправным участником действия. Фото Евгения Рахно Cнег создает настроение и атмосферу, становясь полноправным участником действия. Фото Евгения Рахно

Спектакль-притча

«Кавказский меловой круг» — пьеса Бертольта Брехта связана с Грузией не только местом действия, но и памятной постановкой Роберта Стуруа в 1975 году в театре имени Шота Руставели. Именно в это время Автандил Варсимашвили учился у Стуруа, и эпохальный спектакль видел не единожды. Впрочем, по утверждению Варсимашвили, его спектакль уже о другом, о новых политических и социальных испытаниях.

«Кавказский меловой круг» — спектакль-притча о подлинном материнстве, о том сложном вопросе, что же на это материнство дает большее право — кровное родство или настоящая забота.

«Кавказский меловой круг». Фото Андрея Божка «Кавказский меловой круг». Фото Андрея Божка

Художник Мириан Швелидзе выстроил в глубине сцены металлическую конструкцию с передвижными ширмами, на которых угадываются очертания фресок — это и железная ограда, и застенки, и вагон-теплушка для перевозки преступников. И солдаты в камуфляже, хотя их и немного, чувствуют себя в этом металлическом пространстве настоящими хозяевами, полноправно и жестоко распоряжающимися бегущими, перепуганными, бесправными штатскими. Военное лихолетье, жестокое и бесправное время так прочно въедается в сознание зрителя, что финальная сцена с участием Аздака в исполнении талантливого грузинского актера Нико Гомелаури кажется тем, ради чего этот спектакль и ставился. Полусумасшедший бродяга волей случая занимает должность судьи, а, начиная судить, нарушает все законы, руководствуясь только принципом человечности. Бедной вдове отдают корову, врачу, лечащему бесплатно, прощают денежный долг. И хотя в пьесе Бертольт Брехт акцентирует внимание на социальном неравенстве, и богатые, в отличие от бедных, подчеркнуто трусливы и изначально способны на предательство, для Автандила Варсимашвили важнее, скорее, способность человека даже в самое сложное время сохранить преданность и самоотверженность. Выстоять и не сломаться.

«Кавказский меловой круг». Фото Андрея Божка «Кавказский меловой круг». Фото Андрея Божка

Именно эта этическая составляющая в творчестве Автандила Варсимашвили и его актеров куда важнее звучащих также политических и социальных посылов. Вглядываясь в прошлое своего народа, они создают основу для будущего, и хорошо бы, если бы все ограничилось только этими этическими максимами и не сдабривалось порой скабрезными шутками, так веселящими нетребовательную публику.


Другие статьи из этого раздела
  • «Олений дом» и олений ум

    «Олений дом» — странное действие, вольно расположившееся на территории безвкусного аматерства. Подобный «сочинительский театр» широко представлен в Северной Европе: режиссер совместно с труппой создает текст на остросоциальную тему, а затем организовывает его в форму песенно-хореографического представления. При такой «творческой свободе» очень кстати приходится контемпорари, стиль, который обязывает танцора безукоризненно владеть своим телом, но часто прикрывает чистое профанство. Тексты для таких представлений являются зачастую чистым полетом произвольных ассоциаций и рефлексий постановщика-графомана.
  • Третій відкритий фестиваль театрів для дітей та юнацтва в Макіївці

    З 25 вересня по 2 жовтня у Макіївці на базі та з ініціативи Донецького обласного російського театру юного глядача пройшов Третій відкритий фестиваль театрів для дітей та юнацтва. Переважна більшість державних театрів України цього профілю (за винятком Київського ТЮГу) були представлені у фестивальній програмі: колективи з Харкова, Львова, Одеси, Запоріжжя, Сум, Севастополя та господарі майданчику показали по одній конкурсній (денній) та одній позаконкурсній (вечірній) виставі.
  • Золотий вішак: хореографія

    В Totem Dance School показали прем'єру Ярослава Кайнара на актуальну тему
  • Темнота в умах и степное солнце

    О том, как драматург и режиссер Виталий Гавура поставил свою пьесу «Мама всегда защитит» и что из этого вышло
  • Неправдоподобие будущего

    После «Трансформеров», «Матрицы», 3-D технологий наблюдать за маломасштабным действием, где бегает несколько роботов-ходулистов и люди в костюмах из папье-маше не очень интересно. Ты ждешь от уличного представления чуда,  — а чуда не происходит. Вероятно, реальность будущего тяжело и дорого создать средствами уличного зрелищного театра. Ведь, по большому счету-то, должны летать машины над головами, вестись перестрелки лазерным оружием, а мега-мозг должен парить над площадью, нависая над нею своими липкими щупальцами.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?