Призрак Уайльда в ТЮЗе28 апреля 2012

Маргарита Тарасова

Постановка: «Привид замку Кентервіль«

Режиссер: Артур Артименьев

Премьера состоялась: 31 марта 2012 г.

Театр: юного зрителя на Липках

Мюзикл «Привид замку Кентервіль» поставлен, как утверждают создатели, по мотивам произведения О. Уайльда «Кентервильское привидение». От оригинала, впрочем, осталось немного: герои, место действия и несколько диалогов. Кроме того, история переместилась на тридцать лет вперед. Осовременивая сюжет, режиссер Артур Артименьев ввел в спектакль самолеты, радио, распылители на банках и прочие атрибуты нашего времени, призванные, очевидно, приблизить действие к зрителю театра, то есть — к среднестатистическому школьнику. Что любопытно, заметное упрощение классического сюжета не сказалось на его продолжительности: 14 страниц уайльдовского повествования беспощадно натянулись на трехчасовой показ.

Напомним, что герой уайльдовского рассказа убивает свою нехозяйственную жену. Ее братья, решив отомстить зятю, морят его голодом. Умирая, он превращается в призрака, но вины своей не осознает. И поэтому всего каких-то триста лет он живет в замке, доводя до безумия его жильцов и гостей. В конце концов, призрак сталкивается с представителями нового просвещенного поколения, «отравленного» научным скепсисом. Потенциальные жертвы оказываются палачами и мучителями для старого привидения. Призрак в отчаянье: мучается от бессонницы, обиды и злости, жаждет мести, но осознает свое бессилие. Однако, разумеется, находится доброе сердце… — Девочка Вирджиния понимает сложность его положения и дарит ему прощение и покой. Трагикомический сюжет в финале превращается в полноценную этику христианского образца, неся идею о всепрощающей любви к ближнему.

Но в спектакле, похоже, была совершенно другая идейная концепция. Привидение оказалось жалким старичком в ночной сорочке и колпаке, который, оказывается, убил свою жену за измену (воздерживаясь от комментариев, напомним в этом месте, что спектакль рассчитан на школьника). И был замурован в стену замка своими же обидчиками. По версии постановщиков, он не хочет никого пугать, а только следует указаниям живых портретов своих родственников, которые заставляют его избавляться от гостей замка. Сам же он скромно ждёт исполнения пророчества, согласно которому от поцелуя прекрасной девы он обретет вечный покой.

В рассказе Уайльда Вирджиния — скромная девочка, которая снисходительно относится к привидению, закрывая глаза на его проделки. Но в режиссерско-актерской интерпретации главная героиня — воплощение искусственности, истинный «Актер Актерыч». Она приходит в дикий восторг от книг и «антиквариата», демонстративно изучает трещины замка, показательно журит своих родных за то, что они беспокоят призрака. Ну, и, разумеется, она влюбляется в простого библиотекаря, а ее богатые невежественные родители против такого брака.

Уайльд изобразил семью Отисов передовыми, современными и благородными людьми, чуждыми предрассудков. А в постановке Артименьева Отисы — избалованные деньгами магнаты, спекулянты, издевающиеся над экономкой и призраком. И только Вирджиния — приторно очаровательная и сахарно добрая, трогательно исповедует всё прекрасное. Именно поэтому привидение помогает ей и ее библиотекарю обрести личное счастье.

Действие, разумеется, заканчивается победой любви и утверждением добра во всем мире. «Плохие» осознают свои ошибки и каются, а «хорошие» вознаграждаются за свои страдания.

Правда, нравственный урок от Уайльда, искаженный водевильным соусом постановщиков (актеры напропалую отплясывали, пели и отбивали чечетку), вряд ли найдет своего адресата. Если авторы постановки хотели приблизить спектакль к юному зрителю, — а ведь, очевидно, хотели, — им стоило приложить всего одно усилие. И не искажать человечное и трогательное уайльдовское повествование своими грубыми, вульгарными и примитивными интерпретациями.


Другие статьи из этого раздела
  • «Кориолан». Еще одна империя, в которой что-то «прогнило»

    Спектакль театра «Донмар» остается одним из самых популярных проектов, показанных Theatre HD
  • Неправдоподобие будущего

    После «Трансформеров», «Матрицы», 3-D технологий наблюдать за маломасштабным действием, где бегает несколько роботов-ходулистов и люди в костюмах из папье-маше не очень интересно. Ты ждешь от уличного представления чуда,  — а чуда не происходит. Вероятно, реальность будущего тяжело и дорого создать средствами уличного зрелищного театра. Ведь, по большому счету-то, должны летать машины над головами, вестись перестрелки лазерным оружием, а мега-мозг должен парить над площадью, нависая над нею своими липкими щупальцами.
  • Островско-Чеховская «Бесприданница» Петра Фоменко

    Мастера эпохи Фоменко по-прежнему содержат в себе мощнейший заряд гуманизма, их иносказательность максимально эстетична, а режиссерский язык отличается ювелирной тонкостью. Театр Фоменко — это очень интеллигентный по своей природе, тихий, даже шепчущий театр. Классический текст у Фоменко не подвергается насилию современного лобового прочтения, он, скорее, изысканно, аккуратными мазками интерпретируется, с помощью едва заметных оттенков-акцентов дополняется и плавно переходит в иное идейно-содержательное русло
  • Последнее пристанище европейцев

    В Европе Кристофа Марталера почитают как гения театрального дела и уверены, что его творческий почерк уникален и неподражаем. Его приглашают для постановок во многие театры Европы, а часть его спектаклей — специальные фестивальные проекты, где он всегда желанный гость. Его творчество уже не столько объект для оттачивания острот театральными критиками, сколько предмет серьезных исследований театроведов со всего мира, в частности: Джорджа Баню, Эрики Фишер-Лихте, Девида Рёснера, Ганса-Тиза Леманна — как проявления театра музыкального и театра постдраматического
  • «Буря», которой лучше бы не произойти

    Появление на сцене театра им. И.Франко Шекспировской «Бури» — яркий, но в целом бесполезный подвиг. Эта сложная пьеса с большим количеством героев, в отличие от популярно театральных произведений Шекспира, ставилась редко и требовала своего режиссерского прочтения. Сергей Маслобойщиков как режиссер-постановщик, похоже, своего замысла не имел. Претензия поставить одно из самых сложных и редко играемых произведений Шекспира силами коллектива национальной сцены не оправдала себя. Несмотря на бесспорно красивую сценографию, созданную С.Маслобойщиковым, хорошие костюмы и визуально-художественный ряд, спектакль получился аморфным, затянутым, запутанным и скучным

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?