Русалки в Арсенале23 сентября 2009

Текст Марыся Никитюк

Фото Евгения Рахно

13 сентября на театральной сцене Арсенала показали швейцарскую хореографическую постановку «Нингйо» в режиссуре Николь Сейлер. «Нингйо» с японского переводится как водяной, в основе спектакля — достаточно нехарактерная для мира современного искусства тема русалки. Зрителю было предложено своеобразное хореографическое переосмысление глубинной связи человека и воды.

«Нингйо» олицетворяет дикость и мощь природы, одновременно отсылая к ее хрупкости и слабости. Довольно наскучившее контемпорари в этой постановке было обновлено фантазийной искренностью хореографа, раскрепощенностью ее воображения и подлинностью ее исследований пластики подводного мира.

Спектакль «Нингйо» Спектакль «Нингйо»

Посреди сцены — водный бассейн. В едва озаряемой робким прожектором темноте движется некое создание. В зале — тишина, которую нарушают медитативные всплески воды. По мере того, как света становится больше, существо в бассейне начинает абсолютно изумительно двигаться, разрезая темную воду.

Русалка, облаченная в черный полупрозрачный костюм, имитирует то краба, то каракатицу, то осьминога, воинственно запуская в зрителей брызги воды. Ее агрессивный водный танец завораживает, вызывая в воображении морские, подводные образы. Она в неистовстве нападает на чистенького, стерильного человека, показывая ему бездну морской темноты.

Спектакль «Нингйо» Спектакль «Нингйо»

Во второй части спектакля полуобнаженная актриса, перекатываясь на глади воды, отражается камерой в режиме реального времени на экран-задник, где ее изображение смешивается с застывшими картинками, создавая космическую мозаику. Созвездия и водная стихия соединяются в эстетической плоскости чистой красоты, демонстрируя некий космический абсолют, где нет места для несовершенного человека.

Спектакль «Нингйо» Спектакль «Нингйо»

«Нингйо» — чрезвычайно красивая вещь о неисчерпаемой грусти существа, обреченного на вечное одиночество.

Спектакль «Нингйо» Спектакль «Нингйо»

Спектакль «Нингйо» Спектакль «Нингйо»

Спектакль «Нингйо» Спектакль «Нингйо»

Спектакль «Нингйо» Спектакль «Нингйо»

Спектакль «Нингйо» Спектакль «Нингйо»


Другие статьи из этого раздела
  • «Олений дом» и олений ум

    «Олений дом» — странное действие, вольно расположившееся на территории безвкусного аматерства. Подобный «сочинительский театр» широко представлен в Северной Европе: режиссер совместно с труппой создает текст на остросоциальную тему, а затем организовывает его в форму песенно-хореографического представления. При такой «творческой свободе» очень кстати приходится контемпорари, стиль, который обязывает танцора безукоризненно владеть своим телом, но часто прикрывает чистое профанство. Тексты для таких представлений являются зачастую чистым полетом произвольных ассоциаций и рефлексий постановщика-графомана.
  • Поэтическая Санта-Барбара в Молодом театре

    Андрей Билоус поставил «Жару» по повестям Ивана Бунина
  • Львовские ритуальные профанации

    Туркменский режиссер и любимец прессы Овлякули Ходжакули по заказу театра Курбаса поставил Шекспира. Жили они себе спокойно во Львове двадцать лет без этого Творца и могли бы еще столько же прожить — никто бы и не заметил (речь идет о Ходжакули, конечно, а не о Шекспире). Кто у кого пошел на поводу, театр у режиссера или режиссер у театра,  — непонятно, но получился абстрактный спектакль в стиле ритуального театра ни о чем, ни о ком и, собственно, ни для кого.
  • Истина в пиве, радость — в кабаке

    Смешной и остроумный балет In pivo veritas, свою последнюю премьеру, Киев модерн-балет показал под занавес сезона 25-го мая, оставив многих, не попавших на спектакль, в интриге аж до осени. «Истина в пиве» — под таким забавным перифразом остроумного изречения древнеримского историка Плиния Старшего: «истина в вине», Раду Поклитару создал разудалое интеллектуальное зрелище на мотивы ирландского фолька и музыки эпохи Ренессанса
  • «Сніданок з ворогом»: дещо інше, ніж вистава

    Антон Романов поставив п'єсу не за Аррабалем у Черкаському театрі

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?