«Римини Протокол». Театр новых форм21 октября 2011

Из Венеции Марыся Никитюк

Специальный обзор дляwww.teatre.com.ua


«Римини Протокол» — это театральная группа, созданная в 2000-ом году тремя артистами-экспериментаторами: Хельгардом Хаугом, Даниэлем Ветцелем и Штефаном Каэги. Они известны в Европе своими нестандартными и, на первый взгляд, не театральными постановками. К примеру, одна из их робот заключается в том, что зритель заходит в телефонную кабину и связывается с оператором из Дели. На биеннале в Венеции «Римини Протокол» показали свою новую работу — документальный спектакль об эмигрантах из Казахстана, а также специально для фестиваля в короткий срок создали театральный квест с айподами «Видео-прогулка по Венеции».

«Римини Протоко» -Хельгард Хауг, Даниэль Ветцель и Штефан Каэги «Римини Протоко» -Хельгард Хауг, Даниэль Ветцель и Штефан Каэги

Видео-прогулка — это не театр, это, скорее, эскиз, набросок к будущему театра.Зрителям выдают айподы, на которых записаны разные истории. Все они начинаются с отправной точки и заканчиваются — общим сбором на зрительских стульях перед зеркалами. Провожатый, слышимый в наушниках, представляется зрителю и предлагает следовать его инструкциям. Под руководством айпод гида все герои пересекаются, говорят друг с другом, передают записки, изображают невидимок, выходят на улицу, кричат на прохожих и т.д.

В комнате спрятано множество предметов: записные книги провожатых, которые записали видео-гид для зрителей, даже конфеты, которыми предлагают угоститься. 14 человек бродят по комнате с айподами в руках, каждый увлеченный своей историей, своим мини-приключением.

Дослушав свою историю, зрители смещаются на одно сидение, перенимая следующий айпод и его историю, — таким образом, все 14 человек в конце видят картинку происходящего целиком.

В целом сюжетный набор историй довольно средний, только один квест заслуживает того, чтобы о нем сказать отдельно. В сюжете под номером 4 зрителя просят поискать отца девушки-гида, предполагающей, что, возможно, он в Венеции. Вместе с дигитальным актером зритель узнает о некоем Гольдони, который, возможно и есть искомый отец. Он выходит под четким руководством на улицу, искать отца среди прохожих, заглядывает в фикус, где находит записку: «Извини, но не ищи меня больше. Папа». Затем девушка просит зрителя поискать среди прохожих того, кто вручил эту записку, но как в экране, так и в реальном дворике видны только чужие спины. Зритель кричит «папа (!) папа!» и безрезультатно возвращается в комнату, где играет музыка. И вдруг девушка вспоминает, что такая музыка играла на похоронах ее отца…

Напоследок зрителю предлагают пройти за ширму и написать на доске послание своему папе. Эмоциональное воздействие подобного виртуального спектакля огромно. Зрителю кажется, что это его собственные эмоции. Ведь это он только что бегал по всей Венеции в поисках своего отца, это он кричал в спины прохожим «папа!», и это он в секунду потерял его. Этот спектакль играет публика, и в четвертом квесте его создателям удалось полностью стереть грань между жизнью и игрой.

Также «Римини Протокол» показали и документальный спектакль Штефана Каеги «Грунт Казахстана». Этот проект тоже относится к тем постановок, которые размывают границы между жизнью и искусством, своими невыдуманными историями о невыдуманных людях они ранят в самое сердце. Не-придуманная жизнь, вынесенная на подмостки театра, говорит о проблеме эмиграции в Германии. На сцене не актеры, а герои своих же рассказов: женщина из Казахстана, мечтавшая в далеком советском детстве стать космонавтом, пожилой русскоязычный немец из Украины, провозивший всю жизнь бензин в Казахстане, юная таджичка, чьи родители бежали в Германию от бедности. Все герои рассказывают свои жизни, а их истории сопровождаются реальными видео. Сбоку — карта, на которой зрителям показывают бывшие Советские республики, и, собственно, Казахстан. На видео настоящие музейные работники передают приветы героям спектакля, аутентичные казахи, дедушка и бабушка, говорят с внуком, которого очень давно не видели, и поют для него народные песни.

«Грунт Казахстана» «Грунт Казахстана»

Спектакль касается также темы Второй мировой войны, фашизма, бюрократии, социального дна. В нем вспоминают новомодную столицу Казахстана Астану, и рассказывают о добыче нефти.

Главная ценность этой постановки — в ее подлинности. Как на экране, так и на сцене — реальные люди, убежавшие от бедности и нищеты, но потерявшие родину, благополучные, но бездомные, осиротевшие люди.

«Грунт Казахстана» «Грунт Казахстана»


Другие статьи из этого раздела
  • Андрей Май: «Люк Персеваль поблагодарил нас за честность»

    Откровения режиссера и гражданина, или ликбез по документальным спектаклям
  • Как потратить миллион, который есть

    Тихон Тихомиров поставил бестселлер Гарика Корогодского о еврейском мальчике и об интернациональном счастье
  • Четыре причины отказать

    Типичная сусальная мелодраматическая пьеса, в которой соотношение юмора, сантиментов, драматизма и сексуальной пикантности, местами едва ни граничащей с вульгарностью (шутки о  «большом Билле» отдают стариковской пошлостью и дешевизной), рассчитано ровно настолько, чтобы умилить, позабавить, возбудить и рассмешить самого примитивного зрителя. Совершенно легко представить, почему этот продукт с успехом шел на Бродвее: его низкопробный драматизм вполне соответствует нетребовательному вкусу общества массового потребления
  • When you walk through a storm

    Польська вистава потрапила в український контекст
  • Театр по колу

    Вперше на київській сцені, в Молодому театрі, свою роботу представив режисер Андрій Бакіров, який ставить спектаклі по всій Україні. Для київського дебюту він обрав п’єсу безкомпромісного песиміста, відомого французького драматурга ХХ ст. Жана Ануя «Коломба». Завдання амбіційне і важке, з огляду на те, що улюбленим жанром Ануя була трагедія. А його світи — це завжди жорстоке зіткнення і протиставлення ідеалу з реальністю. На сцені стрімко розгортається трагедія кинутого зрадженого ідеаліста

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?