Сотый Макбет12 ноября 2007

Подготовила: Марыся Никитюк
Фото: ЦСМ «ДАХ»

26 июня в «Мистецькому Арсеналі», на улице Январского восстания 28–30 прошел сотый показ «Макбета» в постановке Влада Троицкого и театра «ДАХ»

Мириады событий в нашей жизни в близи кажутся такими хаотичными, такими случайными, со временем они выстраиваются в причудливые, но правильные узоры. Узоры, не имеющие ничего лишнего, ничего случайного.

Макбет Макбет

Три года назад студенты-актеры Карпенка-Карого, изучающие мастерство у Влада Троицкого, на экзамен поставили под его руководством кусочки «Макбета». А позже, уже готового, «Макбета» повезли на фестиваль в «Шешоры» и на «Краину мрий». В сентябре 2004 на сцене «ДАХа» Троицкий сделал премьеру. этим спектаклем молодое поколение актеров вошло в коллектив театра, появилась музыкальная этно-хаус группа «Даха-Браха», сформировался нынешний театральный организм. И актриса Наталья Бида решила считать «Макбетов» — и вот мириады событий сплелись в сотый «пролог к Макбету» … Этот сотый показ будет профессионально ориентированным, для всех культурных и околокультурных детишек, дабы вовлечь их в новый проект Влада Троицкого «Смерть Гоголя». Планируется, что это будет серия проектов в разных жанрах искусства, объединенных фигурой Гоголя, с участием большинства украинских арт-деятелей. А также «Смерть Гоголя» — это новый спектакль Влада Троицкого который будет поставлен на большой сцене «Арсенала» где-то в сентябре.

Мириады событий в нашей жизни в близи кажутся такими хаотичными, такими случайными. Мириады событий в нашей жизни в близи кажутся такими хаотичными, такими случайными.

Нумеруется в «ДАХе» только трилогия трагедий: «Макбет», «Ричард ІІІ» и «Король Лир» — чудная арабеска мистических этно-перепевов Шекспира. Почему только они? Потому что так сложилось, почти случайно, с случайного счета случилась традиция и праздник.

«Макбет», «Ричард ІІІ» и «Король Лир» — чудная арабеска мистических этно-перепевов Шекспира. «Макбет», «Ричард ІІІ» и «Король Лир» — чудная арабеска мистических этно-перепевов Шекспира.

География Макбета обширна: он игрался и в Петербурге, и в Москве в центре Мейерхольда, и в замках Венгрии, в костелах Польши, и на сцене Барбикон-Центра в Лондоне. Барбикон-Центр — это очень престижный мульти-артовый центр Европы, выступить в котором считают за честь коллективы со всего мира, и где график выступлений расписан на год вперед. Самый зловещий «Макбет» игрался в Польше. В Гданьске в недействующем костеле, на настоящих могильных плитах польской шляхты, среди черепов и костей разворачивался кровавый Макбет. «… там огромные плиты, на которых написано покоится такой-то такой-то. И мы босичком по этим могилам, а Даха-Браха сидели прям под алтарем» (Дима Ярошенко, Макбет).

Самый зловещий «Макбет» игрался в Польше. Самый зловещий «Макбет» игрался в Польше.

«Макбет» гипнотизирует. Даха-Браха сидит на вознесенье и отбивает ритмы демиургического хаоса, которым звериным эхом вторит что-то темное в каждом из нас внутри. Мистический водоворот украинской архесимволики и шотландской истории. Слов в спектакле почти нет, только заклинания, ритуалы, жертвоприношения. И всего два монолога актера Марка Галаневича непосредственно и живо рассказывают о том, что было это все, когда еще гусей не было, и о том, что король был хороший, а народ — собака… Действо убаюкивает своими зловещими ритмами, мраком, вводит в транс, а темные и сексуальные ведьмы в мясо сбивают гипотетических детей короля Макбета. Все в этом спектакле пульсирует: атмосфера, Даха-Браха, зритель и его эмоции. это такая вещь, повествующая на самых высоких тонах о наркотике власти, и о том, что этот наркотик сексуален, он пульсирует маточными спазмами в женских амбициях. Шотландия на украинский манер, гипнотическая, мистическая… красивая и кровоточащая трагедия о власти.

«Макбет» гипнотизирует. «Макбет» гипнотизирует.
Даха-Браха сидит на вознесенье и отбивает ритмы демиургического хаоса, которым звериным эхом вторит что-то темное в каждом из нас внутри. Даха-Браха сидит на вознесенье и отбивает ритмы демиургического хаоса, которым звериным эхом вторит что-то темное в каждом из нас внутри.
Слов в спектакле почти нет — только заклинания, ритуалы, жертвоприношения. Слов в спектакле почти нет — только заклинания, ритуалы, жертвоприношения.


Другие статьи из этого раздела
  • Череп и Красавица

    24 и 25 сентября пермский театр «У Моста» в рамках международной программы ГогольFest покажет «Красавицу из Линнэна» и «Череп из Коннемары».
  • «Калигула»: Камю в картинках

    Накануне мы разговаривали с Явором Гырдевым и он сказал, что одна из его задач — создать «страшный спектакль», неуютный. Но «Калигула» не получился страшным. Слишком яркие краски постановки, персонажей, почти комиксовые герои, они появляются перед зрителем в тесном маленьком кругу мини-амфитеатра, специально созданного пространства на сцене центра им. Вс. Мейерхольда (восьмиугольник, завешанный красными шторами с красно-черной геометрической символикой). Каждый герой — типаж, у каждого своя ядерная краска, каждый новый входит в единственную дверь, восходит на постамент и говорит, что он не видел Калигулы.
  • Театр по колу

    Вперше на київській сцені, в Молодому театрі, свою роботу представив режисер Андрій Бакіров, який ставить спектаклі по всій Україні. Для київського дебюту він обрав п’єсу безкомпромісного песиміста, відомого французького драматурга ХХ ст. Жана Ануя «Коломба». Завдання амбіційне і важке, з огляду на те, що улюбленим жанром Ануя була трагедія. А його світи — це завжди жорстоке зіткнення і протиставлення ідеалу з реальністю. На сцені стрімко розгортається трагедія кинутого зрадженого ідеаліста
  • Олег Липцын: Печальный Нос

    Очередной иллюстрацией хорошего театра стал спектакль «Нос» Олега Липцына, который он привез показать в рамках ГогольFestа. Задумывалась эта постановка сначала как огромный проект по произведениям петербуржского периода Николая Гоголя. Липцын хотел сыграть со своими друзьями в разных городах мира один и тот же спектакль по мотивам рассказов Гоголя. Но в итоге получился, что играет его только сам Олег, правда, действительно — по всему миру. Спектакль «Нос» будет показан в Киеве 21 октября в Новом театре на Печерске
  • Тургенев по Фрейду

    По традиции, название пьесы в Театре на левом берегу Днепра изменили. Был  «Месяц в деревне» господина Тургенева, а вышло… «Высшее благо на свете» господина Билоуса. В  «Месяце» была типичная тургеневская элегия, граничащая с наивной сладковатой сентиментальностью, а в  «Высшем благе» получилось море зловещей любви. Здесь все любят друг друга и все — не взаимно, а посему — воспламеняются, бьются в конвульсиях, сходят с ума, погибая от страсти.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?