Территория. Начало07 октября 2008

Специально из Москвы

Марыся Никитюк

Фото Филиппа Андруховича

В Москве проходит третий по счету

Фестиваль-школа радикального театра «Территория»

1–11 октября

Организаторы: режиссер Кирилл Серебренников,

театральный критик Роман Должанский, актеры Евгений Миронов,

Актриса Чулпан Хаматова и др.

Вместо вступительного абзаца о важности современного искусства:

«Территория» выполняет серьезную эстетико-образовательную функцию, является фестивалем-школой, предлагая изысканные спектакли за символическую цену и бесплатные мастер-классы мировых режиссеров и актеров, авторов различных систем и тренингов. (Чтобы ими стать, достаточно было заполнить анкету на сайте «Территория»).

Открытие «Территории». Среди студентов фестиваля есть также и киевляне с Национального университета культуры и исскуств Открытие «Территории». Среди студентов фестиваля есть также и киевляне с Национального университета культуры и исскуств

Организаторы фестиваля стремятся передать следующему поколению ценные знания и расширить их эстетический вкусовой диапазон. В этом году студентам предлагают воркшопы от индийских и японских мастеров. Японский хореограф Дзе Канамори преподал тренинг телесного воспитания, Кати Бенджамин из Великобритании представила знаменитую «Александер технику», названную так имением своего создателя актера Маттиаса Александера. «Этот уникальный тренинг помогает актерам, а также певцам и музыкантам во время выступления избавиться от мышечного зажима и стать более открытыми, способными к взаимодействию и общению».

О ловушках современного элитарного театра:

Продукция известных радикальных режиссеров стоит очень дорого, возможно, именно поэтому, это Crиme de la Crиme — лучшее из лучшего, считается модным и исключительно радикальным, а все прочее — развлекательным и простеньким. И поскольку такое модно не только показывать, но и смотреть, то даже тогда, когда ничего внятного тебе не предлагают, восхищаться — должно. В этом и заключается ловушка современного театра, который порой то и словами уже не пользуется, а так — перебрасывает из конца в конец сцены мескалиновые обертки, в которых якобы содержится глубокий смысл. А публика высокомерно молчит, пытаясь вычленить смыслы космических масштабов, и скрыть свое космическое непонимание.

Критик в такой ситуации больше не критик, он шаман — настоящий толкователь! Он умеет читать произведения современного искусства по звездам, ориентируясь на Млечный путь. Иначе трудно объяснить, как он понимает то, что порой не имеет смысла.

Территория намбер три:

Фестиваль «Территория» — это и есть территория свободы в Москве. Театр здесь свободен от массового зрителя и от рамок искусства. Смешивая жанры, техники и методы, фестиваль в какой-то мере задает тон театрального развития.

Кирилл Серебренников, Евгений Миронов и Чулпан Хаматова на открытии фестиваля Кирилл Серебренников, Евгений Миронов и Чулпан Хаматова на открытии фестиваля

Первые два года этот подчеркнуто урбанистический проект существовал с созвучными подзаголовками-темами, как-то «Тело в городе». Третья «Территория» — просто Территория. Ничего лишнего, только Жозеф Надж, «Садори», Дмитрий Крымов, Кирилл Серебренникови другие.

Надж — художник, хореограф, танцовщик, философ, ИМЯ в мировой современной хореографии, участник крупнейших европейских фестивалей.

«Садори» — корейская танцевальная труппа, работающая в стиле «физического театра» со спектаклем «Войцег», ставшим событием прошлогоднего Эдинбургского фестиваля.

Дмитрий Крымоврежиссер-художник, потрясающий в последнее время Москву необычными спектаклями.

Кирилл Серебренников — модный русский театральный и кинорежиссер.

Что уже успело произойти:

Космическая любовь и латексный китч:

Саша Фролова и Aquaaerobica с перформансом Drink my voice Саша Фролова и Aquaaerobica с перформансом Drink my voice

drink my voice

Открылась «Территория» перформансом Drinkmyvoice космической дивы Саши Фроловой и Aquaaerobikа. Саша — ученица легендарного перформансиста Андрея Бартеньева, который любит наряжать в невероятные костюмы актеров, да и сам выглядит пестро и сказочно. Саша — продукт и явление поп-культуры, китча, техно, мультиков, стеба — и все это на грани фола, но и на грани искусства. Вынесли Сашу войска Республики из Звездных войн, в огромной каваи-тарелке. Вокруг нее подпрыгивали розовые комочки шерсти, этакие поп-чубаки с далекой радужной планеты ZET.

Робот-гитарист с радужной планеты Love Робот-гитарист с радужной планеты Love

Укоренилась традиция в современной критике воспринимать творчество Саши Фроловой сквозь призму поп-арта японского художника Такеши Мураками, который первым так удачно коммерчески соединил высокое изобразительное и дизайнерское искусство с принципами манги и аниме. Саша выглядит персонажем, вышедшим из «Пятого элемента», или звездной манга-саги о сексуальной диве, бороздящей просторы вселенной со своей армией голубо-розовых суперменов.

Все любят праздники, шарики, торты и мороженное. «I scream, scream, scream — you scream, scream, scream» — поет 8-битная Фролова, а веселая публика хихикает, по-детски повторяя за ней нехитрые движения в духе макарены.

Саша Фролова — пестрое дитя мультиков и техно Саша Фролова — пестрое дитя мультиков и техно

icecream

В поисках «Книги перемен»:

Первым в программе «Территории-2008» был спектакль французского хореографа Жозефа Наджа. Надж очень сложный художник, и, что приятно, его язык танца абсолютно ни на что не похож, выкристализирован из многолетних занятий танцами, контактной импровизацией, буто, боевыми искусствами.

Жозеф Надж Жозеф Надж

«Антракт», мартовскую премьеру хореографа-философа, Надж создавал на базе китайской «Книги перемен». Это одно из величайших артефактов и реликтов китайской культуры — книга книг, которая использовалась сначала для гадания, и была выведена Конфуцием в плоскость философских воззрений.

Спектакль Наджа элегантен — черная сцена, музыканты, и артисты в черном, белеют только их пятки и ладони. Сценография сама по себе так красива, что заслуживает пошагового описания. В глубине три куба разной ширины из замутненного стекла, в них вспыхивают время от времени экзистенциальные образы и видения. Слева обставленный барабанами сидит барабанщик, занимающий полсцены, а справа — музыкант со всякого рода экзотическими инструментами, кричащими, плачущими и подсвистывающими.

«Антракт» и его четыре участника-танцора «Антракт» и его четыре участника-танцора

Вместо музыки — тревожная какофония, вместо танца — нервные телодвижения — эстетический хаос в подчеркнуто сдержанном тоне.

«Антаркт» — спектакль с рядом ярких визуальных образов, которые, к сожалению, сменяются скучными пассажами. Искать сюжет — бесполезно и даже непринято: как всегда бессюжетная основа современного театра, и точка. Но искать «Книгу перемен» должно обязательно. Вне сомнений, Жозеф Надж имел в виду и осмыслял «Книгу перемен», и теперь, когда о ней упомянуто, точно ощущаешь ее присутствие, а вот следы ее на сцене улавливаешь с трудом.

Но, кроме пары образов, память из этого спектакля ничего не удерживает. Вместе с элегантностью была и какая-то бесплотность спектакля: было не было, но где-то показалось Нечто.

Что еще предстоит

А предстоит: открытая репетиция спектакля «Бедная Лиза» Аллы Сигаловой, где в оригинальной для себя роли танцовщицы выступит актриса Чулпан Хаматова. Собственно, премьера состоится в феврале, а пока будет возможность увидеть кусочек проделанной работы в центре Мейерхольда.

8, 9 октября корейская труппа, работающая в жанре физического театра, «Садори» покажет «Войцека» Георга Бюхнера, к слову, свои фантазии на тему «Войцека» 30 октября в Киеве продемонстрирует и незабвенный эпатажник Андрей Жолдак в рамках «Дней немецкой культуры в Украине». Вообще интерес к этой незаконченной пьесе немецкого автора в мире сейчас серьезно возрос.

10 и 11 октября в центре современного искусства на «Винзаводе» можно будет лицезреть две оперыКирилла Серебренникова, написанные специально под заказ фестиваля «Территория». Этот специфический самый консервативный театральный жанр будет представлен на не свойственной ему «эксперементальной» территории. Зрителям не придется удобно сидеть, они будут передвигаться вслед за исполнителями по жестко урбанистическому пространству заводских коридоров «Винзавода».


Другие статьи из этого раздела
  • Наша пісня гарна, нова, починаймо її знову

    У Луцьку 17–22 вересня вперше відбувся фестиваль вистав за п’єсами Лесі Українки. Він доповнив низку заходів, які проводяться в області з відзначення 140-річчя від дня народження Лесі Українки та 100-річчя з дня написання драми-феєрії «Лісова пісня». 17 театрів з 11 областей України показують 20 вистав за творами одного автора (причому 11 з них — за одною й тою ж п’єсою),  — і все це усього за 6 днів і усього на 3-х сценічних майданчиках… Навіть якщо рекорд інтенсивності і не встановлений, то прецедент все одно вражає.
  • «Эдип»: печальная стая

    Работать с таким материалом, как древнегреческая трагедия, чрезвычайно сложно в современных условиях: пафос высокой трагедии напоминает о былом величии греческого театра, но имеет мало общего со зрителем двадцать первого века, диссонируя с ним, и оставляя его по большому счету равнодушным. Владу Троицкому удалось сделать из практически неодушевленного для современности материала шепчущую драму живой боли
  • «Бешеная кровь». Или воспитание нетолерантностью

    В Национальном театре русской драмы им. Леси Украинки режиссер и переводчик Алла Рыбикова продолжает осваивать современную немецкую драматургию. На сей раз, она поставила со студентами актерского факультета университета им. Карпенко-Карого агрессивный спектакль по пьесе немца Йенса Хиллье и турка Нуркана Ерпулата «Бешеная кровь»
  • О женщинах Эдварда Клюга

    Клюг пронизывает библейскую тему современностью или, наоборот, современность обобщает до предельных универсальных образов, пользуясь при этом чистым бессюжетным танцем
  • «Объяснить» И. Вырыпаева в «Школе современной пьесы»

    Не завидую зрителям, у которых под рукой не будет хотя бы пресс-релиза, который, впрочем, тоже ничего в «Объяснить» не объясняет. Но, по крайней мере, дает хоть какую-то опору, потому что осмыслить новый вырыпаевский опус, отталкиваясь собственно от спектакля, будет, мягко говоря, затруднительно

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?