Испорченный Чехов13 сентября 2011

Текст Марысы Никитюк

Фото Евгения Рахно

9 сентября в театре Киево-Могилянской академии в рамках польского проекта «Лагер Солидарность» прошла читка одного из самых интересных драматургов Польши Павла Демирского. Организовывал читку с украинскими актерами польский центр Komuna Otwock),

Досье:

Остроумный и гротескный Павел Демирский, будучи апологетом «Политического театра», демонстрирует спектакли преимущественно лево-радикального толка. Чтобы создать один из своих спектаклей — «Радужная Трибуна 2012» — о праве гомосексуальных фанатов футбола иметь отдельную трибуну на стадионе во время «Евро 2012», им было создано целое движение вне театра. В театре шахтерского городка Валбжих с успехом идет его провокационная пьеса «Был себе Анджей, Анджей и Анджей», повествующая о просовковых культурных элитах Польши. Там же создан спектакль «Пусть всегда будет война» — фарсовая постановка, повествующая о гипертрофированной любви поляков к сериалу «Четыре танкиста и собака». Павел Демирский пишет острые, смешные, политизированные и страстные тексты, активно включенные в современность

«Бриллианты — это уголь, который хорошо над собой поработал». Читка

Прочитанная в Киеве пьеса Павла Демирского «Бриллианты — это уголь, который хорошо над собой поработал» — не самая удачная работа драматурга. Текст, который якобы является продолжением «Дяди Вани» А.П. Чехова, на самом деле — его унылая осовремененная карикатура. Сквозь уже знакомые судьбы чеховских героев проходят чисто авторские социальные клише о «гражданском обществе», «социальной справедливости», «корзине потребителя» и т.п. Вместо глубоко психологичного и утонченного Чехова — социальная маска и левый пафос Павла Демирского, чрезвычайно проигрывающего от сравнения. Для проповедуемого Демирским «политического театра», театра крайней социальной заангажированности — Чехов самый неудачный фундамент, ведь куда остроумнее выглядят абсурдистские фельетоны автора по оригинальным сюжетам, чем «Диаманты». Это тот случай, когда ради идеи жертвуют искусством.

Демирский «подкроил» пьесу «Дядя Ваня» под простейший социалистический постулат: большой капитал становится все больше, маленький — меньше. Коммунистический догмат стал клеткой для чуткого и тонкого «Дяди Вани», замысловатый смысловой рисунок которого далеко выходит за рамки какой-либо идеологии.

Сама читка не только не улучшила текст, но, можно сказать, уничтожила его. Отсутствие ритма и динамики, вялость актеров, технические неполадки аппаратуры (читали с тормозящих мониторов, а лучше бы по старинке — с листочков), — все было не в пользу драматургии. Демонстрируя достижения техники, поляки забыли продемонстрировать достижения актерского мастерства.


Другие статьи из этого раздела
  • Ода эстетике апокалипсиса, или Адам и Ева у «Разбитого Горшка»

    Две рецензии на премьеру спектакля Романа Мархолиа в театре им. Ивана Франко по одной ссылке
  • «Буна»: революция на фоне ковра

    Лена Роман поставила Веру Маковей. Со второго раза
  • Теплое финское хулиганство

    Сам по себе жанр «католический мюзикл» настораживает: либо стеб, либо «зря мы сюда пришли», но поскольку Кристиан Смедс и группа «Братья Хоукка» ─ известные хулиганы, то, оказалось, ни первое, ни второе. «Птички. Детки и Цветочки» ─ своеобразный акт музыкального общения со зрителем на тему самого ценного и очевидного ─ любви, социальной свободы, веры ─ в форме непосредственного и озорного рассказа об итальянском бунтовщике и святом Франциске Ассизском
  • Антигона. Последняя жертва богов

    Премьера спектакля «Взамен рожденная» в театре Дмитрия Богомазова «Вільна сцена» (по мотивам «Антигоны») задумывалась как моноспектакль для актрисы театра Катерины Качан. Однако в режиссуре Ларисы Венедиктовой постановка выросла в некий метажанр, соединивший текстовый театр с техниками современного актуального танца. В результате получилось привычное для европейских платформ (в особенности — фестивальных) представление-перформанс. Театр, который предлагает Лариса Венедиктова (и этого направления придерживается вся команда «Вільной сцены»)  — это театр с вопросом «как играем?»
  • «Механічна симфонія»

    «Механічна симфонія» — це майстерня, завод із виготовлення незвичної, але оригінальної музики, в якій какофонія сучасності зливається із гармонією Всесвіту. Її творять всі присутні — класичні музиканти, інженери, машини і навіть глядачі. Прийшовши на черговий концерт, публіка сподівається просто відпочити, розважитись, послухавши музику, яку для неї виконуватимуть. Але несподівано для самих себе глядачі опиняються на сцені, стають персонажами власної вистави, творцями власної симфонії.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?