«Черный Днепр». Наталья Антонова, 201413 марта 2015

 

 

Действующие лица:

 

Вова - 37 лет

Тая - 34 года

Серый - Друг Вовы, точный возраст неизвестен

Девушка - Молодая и красивая, точный возраст неизвестен

Богдан - 10 лет

Леська - Сестра Богдана, 25 лет

Ярослав - Точный возраст неизвестен

Владимир - Точный возраст неизвестен

Хмурый Мужчина - 50 лет

Общительный Мужчина - 40 лет

Типчик в баре

Бармен

Проводник

Гости

 

 

Дачный поселок на Днепре. Поздний вечер. Во дворе старой, но хорошо отремонтированной дачи, недалеко от маленького причала, Вова и Тая возятся с ужином. Тая режет овощи на салат под навесом, Вова нанизывает мясо и овощи на шампуры. Тлеют угли в гриле, горит костер, светят звезды, звенят в воздухе комары. Радио бубнит о событиях дня.

 

ТАЯ: Что-то поздно мы с тобой начали.

 

ВОВА: Зато жара спала.

 

ТАЯ: (Зевает) А мне спать хочется.

 

ВОВА: Так иди приляг.

 

ТАЯ: Так если я прилягу я уже не встану.

 

Некоторое время, они молча занимаются едой.

 

ВОВА: Ты можешь красное вино вынести? Которое столовое.

 

ТАЯ: Зачем оно тебе?

 

ВОВА: Для стейков

 

ТАЯ: Ты еще и стейки купил?

 

ВОВА: Там были по хорошей цене.

 

ТАЯ: Так - а что мы со стейками будем делать?

 

ВОВА: Я один съем. Тебе можем на завтра оставить, если хочешь. Ну, еще гости…

 

ТАЯ: Какие гости? Мы кого-то реально ждем?

 

ВОВА: Сходи за вином сначала.

 

Тая вытирает руки об фартук и идет в дом за вином. Вова колдует над мясом и напевает. Тая выносит бутылку и дает ему.

 

ВОВА: (Берет бутылку) А штопор?

 

ТАЯ: Ой.

 

Тая бежит обратно за штопором. Вова добродушно смеется и качает головой. Тая возвращается со штопором, отдает его Вове, и идет дальше заниматься салатом.

 

Вова не без труда открывает бутылку вина. Принюхивается к нему. Делает маленький глоток из горла.

 

ВОВА: Не, таки столовое пить нельзя.

 

Вова кладет стейки на гриль. Посыпает их розмарином.

 

ТАЯ: (Отвлеченно) Ну и что у нас за гости?

 

Слышно, как хлопает калитка. Тая поднимает глаза. Из-за дома выходит Серый с пакетом в руках. Он улыбается. Тая сначала опускает глаза, потом спохватывается и бежит его встречать.

 

ТАЯ: Ой ты так поздно, а Вова еще говорит мне, что у нас гости будут, а я думаю, какие гости?

 

СЕРЫЙ: Привет. (Целует Таю в щеку)

 

ТАЯ: (Стараясь скрыть, что она смущена) Привет.

 

ВОВА: (Он очень рад) Ну вот и явился наконец!

 

Серый и Вова обнимаются.

 

ТАЯ: Мальчики, я сейчас. Я минутку.

 

Тая бежит в дом.

 

СЕРЫЙ: Я вам меда привез. И земляники. (Достает из пакета банки и ставит на стол

 

ВОВА: Спасибо, дорогой. Как ты, вообще?

 

СЕРЫЙ: По-разному. Тяжело в последнее время.

 

ВОВА: Та останься подольше.

 

СЕРЫЙ: (Пожимает плечами) Хотелось бы.

 

ВОВА: Случилось что-то у тебя?

 

СЕРЫЙ: Что-то грустно мне в последнее время.

 

ВОВА: (Он очень расстроен этой новостью) Депрессия? Снова?

 

СЕРЫЙ: Почти депрессия. Просто сейчас меня зовут - в разные места. Там много людей, которым нужна помощь. На востоке. И на западе тоже. Вообще, очень многие люди сейчас нуждаются. Ну а я стараюсь, как могу. Просто устал. Очень многое наваливается сразу. И да, наверно есть у меня какая-то депрессия.

 

ВОВА: Ты с этим не шути. Это серьезно.

 

СЕРЫЙ: Я и не шучу.

 

ВОВА: Вот, помогай мне с мясом лучше.

 

СЕРЫЙ: Руки бы помыть.

 

ВОВА: Иди в дом. Там сразу налево на кухне кран. Заодно новую раковину зацени. 

 

Вова переключается на мясо. Серый идет в дом. На встречу ему из двери выскакивает Тая с бутылкой хорошего вина и тремя бокалами.

 

ТАЯ: Пить будешь, я надеюсь?

 

СЕРЫЙ: Немножко буду.

 

Серый исчезает в доме. Вова открывает бутылку хорошего вина и разливает его по бокалам. Тая сервирует стол.

 

ТАЯ: Что ты меня сразу не предупредил, что Серый приедет?

 

ВОВА: Сюрпрайз, типа.

 

ТАЯ: А что он такой стрёмный?

 

ВОВА: Не знаю. Депрессия у него, видимо. Опять. А это плохо.

 

Серый выходит обратно во двор. Некоторое время, он старательно помогает Вове с мясом, хотя помогать особо не с чем. Тая молча пьет вино. По радио играет музыка. Вова рассказывает Серому о секретах приготовления шашлыка.

 

ВОВА: И все равно главное это то, чтобы человек хороший тебе мясо продавал. Вот хоть тресни.

 

СЕРЫЙ: Я тебе верю.

 

ВОВА: Давайте выпьем, что ли? Серый, с возвращением! Рад тебя видеть, друг!

 

СЕРЫЙ: И я вас тоже.

 

Все трое чокаются и выпивают. Потом Вова спохватывается и возвращается к мясу. Стейки уже готовы, шашлык почти готов. Тая раскладывает стейки по тарелкам. Сначала, все едят молча.

 

СЕРЫЙ: У вас очень хорошо.

 

ВОВА: Ну, это же родная земля. Вон, видишь те яблони? Это еще мой дед сажал. Это Белый налив.

 

СЕРЫЙ: Ремонт в доме, я вижу, полностью закончили.

 

ТАЯ: Слава Богу.

 

ВОВА: Да, слава Богу.

 

СЕРЫЙ: А я что-то много времени в дороге провожу. Устал в последнее время, да. Нет у меня дома. Неправильно грустить по этому поводу, потому что у многих людей нету дома. Но как-то задевает это.

 

ВОВА: Ну так отдохни. Хочешь, у нас поживи. У нас в мансарде тоже ремонт закончен. Там отдельная ванная даже есть.

 

ТАЯ: Ну, ванной это сложно назвать. Там такая душевая кабинка, знаешь, и она...

 

ВОВА: (Перебивает) Да какая разница. В общем, место есть. Я вообще весь день в городе, мешать не буду. Тая работает три дня в неделю. Тут раздолье у нас. Отдохни от всего. На мой день рождения останься.

 

СЕРЫЙ: Я бы с радостью, но…

 

ВОВА: (Перебивает) Ты пока ничего не говори. Ты просто подумай.

 

СЕРЫЙ: Хорошо.

 

Некоторое время, все едят молча.

 

ТАЯ: Конечно, с инфраструктурой тут не очень.

 

ВОВА: Тая хочет сказать, что ее здесь вообще нет.

 

ТАЯ: Ну, магазин на углу не самый плохой сейчас. Там хозяева поменялись.

 

ВОВА: Ну да, магазин есть. Но дороги какие! Можно сказать, что их тоже нет.

 

СЕРЫЙ: Я знаю, я же приехал на автобусе.

 

ВОВА: Так это ты еще ничего не видел. У нас за домом соседа начинается реальное средневековье. Вообще.

 

ТАЯ: Да, вот, кстати, мы же дом утеплили. Здесь зимой очень комфортно. Но иногда просто невозможно выехать.

 

СЕРЫЙ: Идиллия в изоляции.

 

ВОВА: Чего?

 

СЕРЫЙ: Внутри хорошо, снаружи хаос. Но, на самом деле это иллюзия, конечно. Хаос всегда начинается изнутри.

 

ВОВА: (Он ничего не понял) Ну да, ну да.

 

Слышно, как хлопает калитка.

 

ТАЯ: Мы еще кого-то ждем?

 

ВОВА: Да нет, вроде.

 

Во двор выходит Богдан.

 

БОГДАН: Добрый вечер.

 

ВОВА: Вечер добрый.

 

ТАЯ: Богданчик! Ты чего так поздно один ходишь? Что-то случилось у вас?

 

БОГДАН: Не-а. Просто мама уже магазин закрыла. И просила передать, что ваш заказ будет только в понедельник.

 

ТАЯ: Господи, и она для этого тебя сюда послала? Одного?

 

БОГДАН: Та мне не страшно.

 

ТАЯ: Не надо ходить ночью одному, ты чего.

 

БОГДАН: Мама очень волновалась, что вы обиделись, что заказа нет.

 

ВОВА: В общем, все всё поняли. Заказ будет только в понедельник. Кстати, что это за заказ?

 

ТАЯ: Мы нокровое масло из Харькова заказывали.

 

ВОВА: Понятно. Норковое масло это не срочно. Богдан, ужинать с нами будешь?

 

БОГДАН: Не, мне домой надо. Мама будет волноваться.

 

ТАЯ: Тебе же далеко идти! Вов, проводишь его?

 

ВОВА: Да не проблема.

 

ТАЯ: Я пойду найду какую-нибудь тару, и вам мясо с салатом положу.

 

БОГДАН: Не надо.

 

ТАЯ: Я быстро.

 

Тая бежит в дом.

 

СЕРЫЙ: (Говорит с Богданом) Твоя мама - хозяйка магазина?

 

БОГДАН: Не, она менеджер. Старший.

 

СЕРЫЙ: А ты ей помогаешь?

 

БОГДАН: Летом помогаю, да.

 

СЕРЫЙ: Мама сильно устала?

 

БОГДАН: Очень.

 

СЕРЫЙ: А папа уехал далеко?

 

БОГДАН: (Очень внимательно смотрит в глаза Серому) Очень далеко. Назад не приедет, наверно.

 

СЕРЫЙ: Ты, главное, не расстраивайся по этому поводу.

 

БОГДАН: Я не расстраиваюсь.

 

СЕРЫЙ: (Трогает мальчика за плечо) У вас все будет хорошо.

 

БОГДАН: (Смотрит на Серого изумленно) Я знаю.

 

СЕРЫЙ: А твоя мама не знает. Ты ей скажи, ладно?

 

БОГДАН: Ну… ладно.

 

СЕРЫЙ: Она сегодня ляжет спать, и посмотрит хороший сон. И завтра все начнет становится хорошо. Главное, пусть сон не забывает. Ты ей скажи.

 

БОГДАН: Ладно, скажу.

 

Из дома выходит Тая с пластиковым контейнером для еды. Она кладет туда салат, стейк, и шашлыки. Дает контейнер Богдану.

 

ТАЯ: Держи, это вам.

 

Богдан скептически смотрит на контейнер, но все таки берет его в руки.

 

БОГДАН: Спасибо.

 

ТАЯ: Пожалуйста. Приходите еще. (Вове) Проведешь его?

 

ВОВА: Проведу.

 

Вова, крякая, встает со стула и идет со двора вместе с Богданом. Богдан с торжественным видом несет контейнер. Он оборачивается и машет Тае. Тая расстрогано машет в ответ. Потом она садится за стол. Серый молча подливает ей вина.

 

Тая смотрит на него.

 

ТАЯ: Как ты? Вообще.

 

СЕРЫЙ: Я хорошо, Тая.

 

ТАЯ: Почему ты грустный такой? На тебе лица нет.

 

СЕРЫЙ: Я почти всегда такой, ты же знаешь.

 

ТАЯ: У тебя депрессия? Опять? Что-то случилось? Или случится?

 

СЕРЫЙ: Я не знаю, Тая. Никогда никогда ничего не знает. Мне просто кажется, что в воздухе что-то не то.

 

ТАЯ: Ты по прежнему один?

 

СЕРЫЙ: Как всегда.

 

ТАЯ: Тебе не надоело, быть одному?

 

СЕРЫЙ: Не знаю. Давай лучше поговорим о тебе.

 

ТАЯ: Зачем - обо мне?

 

СЕРЫЙ: Я хочу, чтобы у тебя все было хорошо. Как у вас дела с Вовой?

 

ТАЯ: Нормально, чо. Сам видишь - ремонт доделали. В сентябре хотим в Италию.

 

СЕРЫЙ: Ты по прежнему не любишь его?

 

Тая смотрит на Серого.

 

СЕРЫЙ: Не волнуйся. Это не потому, что он плохой. Или потому, что ты плохая. Просто ты еще не умеешь любить. Но со временем ты научишься, я знаю.

 

ТАЯ: Ох, Серый, Серый… Чего ты лезешь мне в душу?

 

СЕРЫЙ: (Пожимает плечами) Ты сама меня туда зовешь.

ТАЯ: (Ей горько) Да, не без этого.

 

СЕРЫЙ: У тебя были опять другие мужчины? Ты изменяла?

 

ТАЯ: (Давится слезами) Не все же святые, как ты.

 

СЕРЫЙ: Ты главное не расстраивайся. У вас все наладится. Главное все вовремя осознать. И попросить прощения. Ты же знаешь. Мы уже это проходили. Почти все люди несчастливы в браке, Тая. Но это все от глупости.

 

ТАЯ: Слушай, Серый, зачем мы тебе? Я понимаю - детдома, призывные пункты. Зачем МЫ тебе?

 

СЕРЫЙ: Ты знаешь, что с Вовой я дружу давно. Хотя, конечно, я потом много отсутствовал. Но когда я узнал, что он женился, я конечно приехал. А дальше ты все сама знаешь. Мы стали друзьями. Мы - трое.

 

ТАЯ: Зачем тебе Вова? Я до сих пор не могу себе это представить - как вы с Вовой живете вместе на Троещине. Ну, не могу. Ну, совсем. Вова-то понятно. Но ты?

 

СЕРЫЙ: Вова очень хороший. У него конечно есть проблемы, но…

 

ТАЯ: (Перебивает) У него куча проблем.

 

СЕРЫЙ: Как у любого человека. Но он все равно хороший. Скоро, он тебе станет еще нужнее. Скоро, ты начнешь ценить его. Я знаю.

 

ТАЯ: Ой. Да. Утешил ты меня, конечно.

 

СЕРЫЙ: Это Вова тебя будет утешать.

 

Дует ветер. Где-то далеко через реку гремит гром. На яблоне звенят привязанные за ветку колокольчики.

 

СЕРЫЙ: (Нюхает воздух) Ожидайте грозу с северо-востока.

 

ТАЯ: Ой Серый. Плевала я на ту грозу. (Опять норовит заплакать) Если хочешь, я все брошу и поеду с тобой.

 

СЕРЫЙ: (Улыбается) Таечка, ну не начинай.

 

ТАЯ: Мне очень плохо, Серый. Мне плохо в этом доме. Мне плохо с этой жизнью. Как будто все закончилось, не начинаясь, понимаешь? Ты ничего не понимаешь. А Вова уж точно ничего не понимает. Я ночами лежу и не сплю.

 

СЕРЫЙ: Это от беспокойного ума. Но и это тоже пройдет. Скоро. (Он резко устает) Тая, ты должна преркатить делать глупости. Тебе же не 15 лет.

 

ТАЯ: Да, не 15. В 15 я еще ждала такого, как ты.

 

СЕРЫЙ: Нет, ты ждала именно Вову. И то, что ты завидовала другим девчонкам, и то, что стеснялась своей фигуры, и та дискотека, после которой тебя мама била тряпкой - все это говорит об одном. Ты ждала таки Вову.

 

ТАЯ: Откуда ты знаешь про дискотеку?

 

СЕРЫЙ: Тай. Ты мне сама все рассказываешь. Ты просто не замечаешь, как ты это делаешь.

 

Тая тяжело вздыхает и залпом допивает свое вино.

 

СЕРЫЙ: Главное, не обижай Вову. Он тут не при чем. Как только ты перестанешь его обижать, тебе самой станет легче.

 

ТАЯ: Думаешь, он меня не обижает?

 

СЕРЫЙ: Думаю, обижает. Но не так.

 

Они сидят молча. Где-то снова гремит гром. Серый слушает раскаты грома очень внимательно.

 

СЕРЫЙ: У вас недалеко от берега на дне трупы. Два трупа. Куски цемента к ногам привязаны. С апреля тут.

 

ТАЯ: Чего?

 

СЕРЫЙ: Два трупа. Недалеко от берега. К ногам привязаны куски цемента.

 

ТАЯ: Как… Откуда ты знаешь?

 

Серый пожимает плечами.

 

СЕРЫЙ: Вы как раз были в городе. И кто-то приехал на лодке - два пацана, совсем молодых, и по поручению кого-то третьего, сбросили тут таких же пацанов. Такая маленькая трагедия.

 

ТАЯ: Что за пацаны? Что за третий?

 

СЕРЫЙ: Это не обязательно знать.

 

ТАЯ: Ты меня пугаешь.

 

СЕРЫЙ: Прости. Я не хотел.

 

Хлопает калитка. Из-за дома выходит Вова.

 

ВОВА: Ну, что там у нас с вином?

 

СЕРЫЙ: Кончилось уже.

 

ВОВА: Я тогда за второй бутылкой.

 

СЕРЫЙ: Давай.

 

Вова заходит в дом. Серый и Тая сидят и смотрят на друг друга.

 

СЕРЫЙ: Прости, я действительно не хотел тебя испугать.

 

ТАЯ: Что нам теперь делать? В милицию звонить? Они не помогут. Они еще потом скажут, что это мы, типа.

 

СЕРЫЙ: Конечно не помогут. Конечно дело начнут шить. Так что не звоните не куда. Просто помните, что горя вокруг много. Это вам тоже поможет.

 

ТАЯ: Ой, Серый, Серый. (Она закрывает лицо руками) Это мне точно не поможет.

 

Из дома выходит Вова с новой бутылкой вина. Он открывает бутылку, всем наливает. Тая машинально пьет.

 

ВОВА: (Садится) Чего приуныли?

 

СЕРЫЙ: Все хорошо.

 

ВОВА: Дома у Богдана тоже что-то грустно.

 

ТАЯ: Почему?

 

ВОВА: Я не знаю. Не стал лезть с расспросами. Ну что - остыло уже все?

 

ТАЯ: Да нет еще.

 

ВОВА: Тогда надо есть.

 

Все трое едят и пьют молча. Тая убивает комара. К столу подлетает ночная бабочка и садится на пальцы Серому. Серый и бабочка смотрят друг на друга. Потом бабочка улетает в сторону реки.

 

СЕРЫЙ: (Он очень устал) Может, я пойду прилягу в мансарде? Вы меня простите. Я только что приехал и все такое. Но я так устал.

 

ВОВА: Да конечно иди приляг. Что за вопрос, вообще? Тая тебе сейчас постелит.

 

СЕРЫЙ: Я могу и на диване внизу поспать.

 

ТАЯ: Еще чего вздумал. На диване. Там у нас ортопедичкский матрас. Давай, пошли.

 

СЕРЫЙ: (Трогает Вову за плечо) Вова, ты только ни о чем не волнуйся. Что бы не случилось.

 

ВОВА: Да я и не буду. Спокойной ночи.

 

СЕРЫЙ: Спокойной.

 

Тая и зевающий Серый идут вместе в дом. Вова остается один. Он наслаждается виной, мясом, и ветерком с реки. Ему очень хорошо.

 

Где-то в стороне яблонь поет ночная птица.

 

ВОВА: Ага. Вот и я тоже иногда думаю - за что такое счастье?

 

Из дома выходит Тая, она садится рядом с Вовой. Вова обнимает ее за плечи. Тая пьет вино.

 

ВОВА: Зая, ты чего грустная?

 

ТАЯ: Я не грустная.

 

ВОВА: О чем вы говорили?

 

ТАЯ: Ни о чем.

 

ВОВА: Он че-то тебе такое сказал? Ты не волнуйся. У него бывает. Ну - человек не от мира сего. Ты же знаешь.

 

ТАЯ: Та все нормально, Вов.

 

ВОВА: Ну я же вижу, что ты грустная.

 

ТАЯ: Вов! Я же говорю! Нормально все!

 

Они сидят молча.

 

ТАЯ: Че это Мила, совсем с ума сошла что ли? Ребенка по ночам к покупателям гоняет.

 

ВОВА: Там у них что-то не то.

 

ТАЯ: Может - помощь нужна? Ты бы спросил.

 

ВОВА: Не захотел лезть.

 

ТАЯ: Иногда надо.

 

ВОВА: Я не умею так, как Серый.

 

ТАЯ: Да. Не умеешь.

 

Они сидят вместе и ничего не говорят. Потом Тая встает и начинает убирать со стола. Вова дремлет в кресле.

 

Убрав посуду и оставшуюся еду, Тая уходит спать в дом. На пороге она оборачивается и смотрит на Вову. Вова дремлет. По земле стелится туман.

 

II.

 

На рассвете, выше по течению к реке выходит из тумана пьяная Девушка. Она умывается в холодной воде после бурной ночи.

 

ДЕВУШКА: (Напевает)

 

А ему было-то девятнадцать лет,

А он уехал в город,

А у его Таньки волосы из меди

А у его Таньки язык из мёда.

А он опутан мышцами и жилами,

А он молод, как той черный месяц,

А в его венах студень и зола,

А в его глазах соль и порох

Ой вода вскипела в боль,

Ой земля оделась в скорбь,

Ой дерево грызет болезнь,

Ой в золоте зеленеет хлеб.

Ой вернись мой милый в свое тело,

Ой встань ты с дороги пыльной,

Ой не лежи раскинув руки,

Ой не отдай ты пыли сердце.

Ждет его Танька у ограды,

А под ногами, черная собака,

А в груди звезды осколки,

А под ногтями стальные иглы.

Ждет его Танька, да не дождется,

Рогами в темень упёрся месяц,

Ждет его Танька, да не дождется,

Скулит и стонет черная собака.

Поля пустые душит плесень,

У колокольни хребет сломан,

Глаза любови тонут в глазницах,

Ждет его Танька, ждет его Танька.

 

 

Внизу по реке, Тая будит Вову. Она теребит его за плечо и плачет.

 

ТАЯ: Вова, вова! Серый исчез! Он ушел в туман и не вернулся!

 

ВОВА: (Спросоня он мало что понимает) Ты чего, Тай? Что такое?

 

ТАЯ: Исчез Серый, исчез!

 

Тая плачет. Вова усаживает ее к себе на колени и неуклюже гладит по волосам.

 

 

III.

 

Поезд на Киев. Почти пустой плацкартный вагон. Вова сидит на нижней полке, тыкает в айфон. Рядом с ним Хмурый Мужчина и Общительный Мужчина. Они разговаривают между собой.

 

ХМ: … Так я же говорю - про Холодный Яр даже в школах не учили. Ничему не учили. Соображаешь? Историю свою надо знать.

 

ОМ: Не, ну ты прав конечно, но, блин, людЯм не до истории, когда жрать нечего

 

ХМ: Так поэтому они и наступают на те же грабли. Вот где беда.

 

ОМ: Не, ну ты прав, конечно…

 

У Вовы звонит телефон. Он встает, отходит к окну.

 

ВОВА: Да, еду. Пришлось в плацкарту взять. В нормальных вагонах мест нет совсем, а тут раздолье. Нет, не было информаци… Тая, ты главное не истери. Я тебя очень прошу. Я и так затрахался. У меня вся одежда - у меня даже ботинки моргом пропахли. Ты поняла? Давай без истерик.

 

ХМ и ОМ с любопытством прислушиваются к разговору.

 

ВОВА: Я НЕ ЗНАЮ, ТАЯ. ОТСТАНЬ ОТ МЕНЯ, ТАЯ. Я НЕ МОГУ БОЛЬШЕ ЭТО СЛУШАТЬ, ТАЯ.

 

Разговор прерывается. Вова вздыхает. Присаживается опять к своим соседям.

 

ОМ: Шо такое?

 

ХМ: Что-то случилось?

 

ВОВА: Да ничего особенного не случилось. Ну, то есть, как сказать. У нас с женой друг пропал. Очень хороший человек. Как раз на дачу к нам приезжал и потом пропал. Его и не искали сначала особо, потому что он часто ездил туда-сюда. Ну, как то не врубились сначала. Но потом таки поняли, что пропал. Ну, заявление было, ориентировка. Тесть помог, у него звание, там… Такое. В общем, позвонили и сказали ехать на опознание. Ну это кошмар, вы понимаете? Это кошмар. Жена в истерике - это наш очень близкий друг, понимаете? Ну я поехал. Морг конечно… Я никогда такого вообще не видел. Это позорище какое-то, знаете. Ни условий, ничего. Запах. Хамство. Маты-перематы. Я посмотрел - а это не он.

 

ХМ: Точно не он?

 

ВОВА: Точно. Совсем не он. Как будто зря съездил. Но с другой стороны, хорошо же, что не он.

 

ОМ: Так да.

 

ВОВА: Но если еще вдуматься, то неизвестность хуже всего. Не знать, что случилось. Какие-то ужасы себе представлять. Это прям друг детства. Это какая-то лажа.

 

ОМ: Лажа, да.

 

ХМ: А сейчас вообще никого не ищут и не находят. Даже детей не ищут.

 

ОМ: Детей особенно не ищут.

 

ХМ: Да, потому что на органы забирают.

 

ОМ: Во-во. На органы.

 

ХМ: Вот такая у нас страна.

 

ОМ: Да. Вот такая.

 

ВОВА: Да не в стране дело. Тут все хуже. Я не знаю что это. Это как проклятие. Как наказание. Я… Я такие сны вижу в последнее время. Если хотя бы один из этих снов сбудется - я не знаю, это конец.

 

ОМ: А какие сны?

 

ХМ: Не надо их озвучивать. Если их озвучивать - они оживают. Это народное поверье. Вам свою историю надо знать.

 

Поезд со скрежетом останавливается и стоит где-то в ночи, посреди поля. В окна вагона прокрадывается лунный свет. Некоторое время, мужчины сидят молча.

 

ХМ: Поломка. Спорим?

 

ОМ: Не, какая на фиг поломка? Мне с утра на работу.

 

ХМ: Ты думаешь, это кого-то волнует?

 

Вова встает и не без труда открывает треснувшее окно. Он прислушивается. Слышен вой где-то далеко.

 

ВОВА: Волки.

 

ХМ: Да какие волки, ты чего? Их тут не было лет сто уже.

 

ВОВА: Вернулись, наверно.

 

ХМ: Да собаки это воют.

 

ВОВА: Не.

 

В вагоне наступают тишина. Все прислушиваются к вою. По вагону проходит сонный проводник.

 

ВОВА: (Проводнику) Сколько стоять будем?

 

Проводник пожимает плечами и идет дальше.

 

Вова выходит в тамбур. Дверь вагона открыта. Он видит, как проводник спрыгивает на землю и идет вдоль вагона, закуривая по пути. Над полем висит желтая луна и совершенно непонятно, откуда раздается периодический вой. Вова тоже спрыгивает и идет вдоль поезда, в противоположную сторону.

 

 В какой-то момент, ему начинает казаться, что кто-то стоит в поле и смотрит на него. Он останавливается, всматривается в даль. Он не может понять, есть ли там кто-то, в густой траве, или нет.

 

 

ВОВА: Охблин. Красота-то какая.

 

Дует ветер. В соседнем вагоне слышно, как перидоически переругиваются пьяные мужики.

 

ВОВА: Серый, я же знаю, что ты за мной наблюдаешь.

 

Дует ветер.

 

ВОВА: Я тока не знаю, зачем оно тебе надо.

 

Дует ветер. Где-то воют то ли собаки, то ли волки. Луна прячется за облако.

 

ВОВА: У нас все хорошо, в принципе. То есть, Тая сходит с ума - но так все нормально. Я не хочу ей ничего говорить. Ну, про то, что я знаю, что ты за нами приглядываешь. И про эти сны. Неприкольно конечно было. Мы с утра встали - а тебя нигде нет. Ну, я сразу понял, что что-то здесь не то. Я вообще давно знаю, что с тобой что-то не то. Ну, я на тебя из-за этого не обижаюсь. Наоборот. Я же все понимаю. Я знаю, что Тая тебя больше любит. Ну, если разобраться, так это очевидно. И я не ревную ее, вообще. Конечно тяжело с этим жить, но я сам напросился. Когда женился на ней, то понимал, что я люблю ее больше. И меня не парило, вообще. Главное, чтобы она была рядом. (Смеется) Слушай, и вот она теперь всегда рядом. Ну, а вообще-то она далеко. И, да, с этим бывает как-то трудно. И даже грустно, если совсем честно говорить. Но потом все равно отпускает.

 

Вова смотрит как волнуется высокая трава у рельсов, как будто на встречу ему идет большой зверь.

 

ВОВА: Ах ты зверь ты, зверина.

 

В траве слышно дыхание.

 

ВОВА: Ты, это, не смерть ли моя?

 

Дыхние в траве хриплое и сдавленное. Вова смотрит на траву. Ему не страшно.

 

Из вагона в темноте высовывается ОМ.

 

ОМ: Эй! Давай обратно! Щас поедем, говорят!

 

Вова идет обратно. Несколько раз, он оборачивается. Луна выглядывает из-за облака.

 

На полке в поезде ХМ рассказывает историю:

 

ХМ: … Ну так вот. На чем я остановился?

 

ОМ: (Садится) Та сначала рассказывай.

 

Вова садится на полку и смотрит в окно.

 

ХМ: Ну так вот. В этих местах волки были, и земля их помнит. И земля тоскует тут одна. Вот что мне бабушка говорила. Земля, говорит, тоскует по вольчему следу - и позовет волков обратно. И тогда, говорит, прольется тут опять кровь. Потому что волк земле милее, чем человек, по полне справедливым причинам, хоть у земли и нет такого понятия, как справедливость. Как-то так.

 

ОМ: Это ты че-то загнул, брателло.

 

ХМ: Я просто вспоминаю. Свою историю надо помнить, ёпрст.

 

ВОВА: Охблин. Так мы едем или нет?

 

Поезд трогается.

 

 

IV.

 

На даче Тая в перчатках вырывает сорняки возле ограды. К калитке подходит Богдан и стучит.

 

ТАЯ: (Видит Богдана через ограду) Богданчик, привет. Заходи.

 

Богдан заходит и смотрит на Таю. Он чего-то стесняется.

 

ТАЯ: Ну - почему стоишь и молчишь? Привет.

 

БОГДАН: Тетя Тая, держите, вот.

 

Богдан протягивает Тае на ладони золотую цепочку с кулоном. Тая смотрит на цепочку.

 

ТАЯ: Что это?

 

БОГДАН: Мама передала, вот.

 

ТАЯ: Что значит, мама передала?

 

БОГДАН: Мама сказала, что вы все и так поймете.

 

ТАЯ: Что?

 

БОГДАН: Тетя Тая, возьмите пожалуйста. Если не возьмете - мама ругать будет.

 

Тая осторожно берет цепочку и рассматривает ее.

 

ТАЯ: Богдан - что происходит? Что это за цепочка, а? Зачем она?

 

БОГДАН: У нас Леська выздоровела.

 

ТАЯ: Какая Леська?

 

БОГДАН: Моя старшая сестра. Она после родов. У нее мужа КАМАЗ переехал. Мама сказала, что у нее брожение крови, потому что грязь занесли в роддоме, и теперь она умрет. Но она не умерла и бебичек тоже не умер.

 

ТАЯ: Богдан, причем тут цепочка?

 

БОГДАН: Это мамина лучшая цепочка. Вы не думайте. Она только хорошее. Еще яйца, молоко хотела передать. Но это потом.

 

ТАЯ: Брожение крови? Это как заражение крови?

 

БОГДАН: Ну да.

 

ТАЯ: Богдан. Почему твоя мама передала цепочку?

 

БОГДАН: Мама говорит, что от вас к нам чудо перешло.

 

ТАЯ: Какое чудо? Ты о чем, вообще?

 

БОГДАН: Мама видела сон. Вы же нам еду передавали. Мама носила в больницу еду. Леська немного поела и поправилась. Мама все увидела во сне, как надо.

 

Неожиданно для себя, Тая начинает плакать. Она быстро останавливается.

 

БОГДАН: Тетя Тая - вы чего?

 

ТАЯ: Я ничего. Я от радости просто. Я… Богдан, забери цепочку. (Протягивает ему цепочку)

 

БОГДАН: Не, я не могу. Заругает. Вы сами ей отдайте, если хотите.

 

ТАЯ: Давай тогда я… (Думает) Стой здесь, хорошо? Сейчас все вынесу. Только никуда не уходи, понял?

 

Богдан кивает.

 

Тая бежит в дом, утирая на ходу слезы. Богдан спокойно смотрит ей вслед. Он облокачивается на калитку и смотрит на то, как ветер качает ветку яблони. Ему хорошо.

 

Выбегает Тая с большим перстнем в руке. Протягивает перстень Богдану.

 

ТАЯ: На вот. Это дедушкин еще.

 

БОГДАН: Тетя Тая, это зачем?

 

ТАЯ: Чтобы еще побольше чуда к вам, как ты там сказал? Перешло? На вот, держи.

 

БОГДАН: Хорошо.

 

Богдан берет перстень и кладет в карман.

 

ТАЯ: Только не потеряй.

 

БОГДАН: Можно я пойду?

 

ТАЯ: Иди, иди, конечно.

 

Тая неуклюже целует Богдана в макушку и идет прочь от калитки. Она плачет. Богдан с удивлением смотрит ей вслед.  К ограде подходит сестра Богдана, Леся.

 

ЛЕСЯ: Богдан, передал?

 

БОГДАН: (Выходит к Лесе через калитку) Тю. Тебе дома надо лежать.

 

ЛЕСЯ: Да не могу я больше лежать. Цепочку передал?

 

БОГДАН: Она мне вот что взамен дала. (Протягивает Лесе перстень)

 

ЛЕСЯ: (Берет перстень) Тяжелый какой. (Прячет перстень в карман)

 

БОГДАН: Если хочешь, иди сама скажи спасибо.

 

ЛЕСЯ: Не, я стесняюсь. Я просто хотела на них посмотреть. (Оглядывается по сторонам) Дом у них такой обычный, да?

 

БОГДАН: (Пожимает плечами) Пойдем?

 

ЛЕСЯ: Пойдем.

 

Тая устало садится под навесом и плачет сильнее.

 

ТАЯ: (Плачет) Серый, Серый, ну что ты делаешь со мной? Ну что ты со мной делаешь. Ну где ты вообще, а? Ну, спасибо тебе конечно. За все. Спасибо. За все. Спасибо, что вытащил соседскую дочку и все такое. Ага. Только почему тебя рядом нет? Почему?

 

Ветер качает ветви яблонь. На дворе тишина.

 

 

 

 

V.

 

Тая просыпается в ночи. Она выходит босиком к причалу, и видит маленькую лодку. Тая садится в лодку и лодка плывает по черным водам ночного Днепра.

 

ТАЯ: Я знаю, что я вообще-то сплю. Но мне пофиг сейчас, ага.

 

Над Днепром горят звезды. Где-то один раз кричит встревоженная чайка. Мимо Таи проплывают по воде венки со свечами. Два венка отстают и начинают кружится недалеко от причала, который принадлежит Тае и Вове.

 

ТАЯ: По покойникам венки кружат. Или нет? Не помню уже.

 

Тая замечает, что по берегу за ней кто-то идет. Она долгое время прислушивается к шагам. Лодка скользит по воде быстро, но шаги успевают.

 

ТАЯ: Серый! Ты?

 

ГРОМКИЙ ГОЛОС ИЗ ТЕМНОТЫ: Не, не я.

 

ТАЯ: (Пожимает плечами) Ну так бы сразу и сказал. А то развели тут мистификации.

 

Тая замечает, что река вокруг начинает мелеть. Лодка со скрипом втыкается в песок. Рассекая камыши и ругаясь к лодке подходит с берега гигантский Ярослав. Он хватает Таю и вытаскивает на берег, ставит ее не очень аккуратно на траву.

 

ТАЯ: Эй, постороожнее.

 

ЯРОСЛАВ: Чего? Ты что тут делаешь, вообще? Зачем в лодку полезла? Ты вообще как увидела ее, эту лодку?

 

ТАЯ: Что значит - как увидела? Была лодка на причале. Я в нее и села.

 

ЯРОСЛАВ: Вот бабы - удивительный народ. Увидела и села? А если тебе хрен чужой по дороге попадается, ты что, тоже с ним…

 

ТАЯ: (Перебивает) Эй, ты это. Манеры свои не забывай.

 

ЯРОСЛАВ: Чего? Ну, ладно. Ты мне лучше скажи - что мне теперь с тобой делать, а? Ты чего тут захотела?

 

ТАЯ: Я… ищу. Ищу одного человека.

 

ЯРОСЛАВ: Человека?

 

ТАЯ: Ну, или я не знаю. Может он ангел?

 

ЯРОСЛАВ: (Хохочет) Ангел? (Говорит в темноту) Не, вы ее послушайте, а? Я же говорю, удивительный народ эти бабы. Ты за них кровь проливай, кишки выпускай, а они ангелов в это време на небе будут искать.

 

ТАЯ: Я не на небе ищу. Я ищу здесь.

 

ЯРОСЛАВ: С какого перепугу?

 

ТАЯ: Потому что я… Я знаю, что он где-то здесь. И не надо мне врать, хорошо? Я знаю, я верю, что он где-то здесь.

 

ЯРОСЛАВ: (Задумчиво) Ну, как скажешь.

 

Ярослав начинает подниматься по берегу, Тая идет за ним. В свете луны она обращает внимание на его меч.

 

ТАЯ: (Указывает на меч) Это что?

 

ЯРОСЛАВ: Да это так. В зубах поковырять.

 

ТАЯ: Ты вообще кто?

 

ЯРОСЛАВ: Не надо тебе этого знать, а то тебя хрупкая конституция. Пойдем. Я тебя к Владимиру отведу. Раз тебе сильно надо. Только потом не обижайся.

 

ТАЯ: Кто такой Владимир?

 

ЯРОСЛАВ: Слушай,  ты можешь поменьше разговаривать?

 

ТАЯ: Хорошо. Могу.

 

Ярослав ведет Таю по лунному берегу и доводит до древнего колодца.

 

ЯРОСЛАВ: В принципе, это самый быстрый путь. Но там это - узко. В общем, если что не обижайся.

 

ТАЯ: (Неуверенно смотрит на колодец) Ээээ… Хорошо. Ладно.

 

ЯРОСЛАВ: Дай я тебя поцелую напоследок.

 

ТАЯ: Ты обалдел?

 

ЯРОСЛАВ: А, приберегла поцелуй для другого? Ну, как хочешь. Тебе виднее. Удачи.

 

Тая лезет в колодец. Колодец действительно очень узкий. Спускаясь вниз, Тая периодически обдирает себе кожу и плачет. В волосы ей падает сороконожка. Тая взивзигивает, стряхивает сороконожку, но лезет дальше. Она тяжело дышит. Ей страшно.

 

ТАЯ: У меня никогда не было клаустрофобии, но сейчас… Сейчас… Что-то мне кажется, короче, что она может у меня развится.

 

Вдруг колодец резко расширяется и Тая с визгом проваливается в темноту.

 

 

 

 

VI.

 

Дача. Поздний вечер. Вова не спит. Он набирает телефон Таи, но там говорят, “На данний момент не має зв'язку з телефоном абонента.”

 

Вова подрывается на улицу курить. Звезд нет, моросит теплый дождь. Вова находит зажигалку, но не может найти сигареты. Он отправляется в магазин.

 

Магазин уже закрыт. Кругом тишина, дачный поселок как будто вымер. Вова чертыхается, идет по улице вдоль реки, выходит к берегу.

 

Из реки с шумом и плеском выходит полупьяная голая девушка. Вова удивлен и немного обрадован. Он прячется за дерево, чтобы разглядеть девушку.

 

Девушка начинает неуклюже напяливать одежду на голое тело и полу-петь, полу-говорить:

 

ДЕВУШКА:

 

God, I must be getting older,                          

A sickly pigeon on my shoulder                       

Weeps diuretics from one round eye.

God, I must be getting weaker,

The teeth in my head are getting softer,

The teeth in my head crumble to chalk.

I pull them out of my mouth,

And draw your picture on the sidewalk:

With a bigger dick than I remember,

With kinder eyes than I remember,

If history’s to be forgotten,

No point in sticking to the facts.

God, my nails are like quartz,

Gnawing deep into my weeping skin.

God, my thoughts are like black water,

Licking at a thinning dam.

In a billion years this gut and bones,

The fragile pelvis you briefly made your home,

Will be fuel in a lantern

Lighting the way of a stranger’s progress

On a black shore under rearranged stars,

And that is the only immortality you and I may have.

 

Одевшись, девушка садится на бревно и задумчиво выжимает воду из мокрой косы. Вова решает выйти из укрытия.

 

ВОВА: (Подходит к девушке) Доброй ночи. Закурить у тебя будет?

 

ДЕВУШКА: (Смеется сиплым голосом) Мужик, ты шо - серьезно?

 

ВОВА: Типа да.

 

Вова садится на бревно и смотрит на то, как девушка одевает с трудом майку на мокрое тело. 

 

 ДЕВУШКА: (Шарит по карманам шортов) Нет у меня ничего.

 

 

ВОВА: Может, так оно и лучше.

 

ДЕВУШКА: (Пожимает плечами) Та может и лучше.

 

Вместе они смотрят на воду.

 

ДЕВУШКА: Шо не спишь?

 

ВОВА: Просто. А ты почему не спишь?

 

ДЕВУШКА: Не знаю. Скукота тут. От скукоты и не сплю.

 

ВОВА: Ты в поселке работаешь?

 

ДЕВУШКА: Шо? (Смеется) Делать мне больше нечего. Я оттуда. (Тыкает пальцем в темноту)

 

ВОВА: Откуда?

 

ДЕВУШКА: Оттуда.

 

Они сидят молча. Девушка расслабленно чешет мозоль на ноге.

 

ВОВА: Ну. Рассказывай.

 

ДЕВУШКА: Шо те рассказывать?

 

ВОВА: Про себя.

 

ДЕВУШКА: Оййй, если я те начну про себя рассказывать, ты потом реально спать не будешь.

 

ВОВА: А я и так не сплю.

 

ДЕВУШКА: Ну, а шо так?

 

ВОВА: Жену потерял. Ну, сначала друга. А потом жену. Исчезли они куда-то. Оба.

 

ДЕВУШКА: Тю.

 

ВОВА: Во-во.

 

ДЕВУШКА: (Надевает сандалии) Ну шо, будем шукать?

 

ВОВА: Где?

 

ДЕВУШКА: (Тыкает пальцем через дорогу) Та есть тут одно место. (Берет его за руку) Пошли, герой.

 

Девушка уводит Вову в темноту.

 

 

 

 

 

VI.

 

Тая открывает глаза. Она лежит в густой траве. Где-то поет сверчок. Над головой у нее звезды. Тая смотрит на звезды.

 

ТАЯ: (Ей очень плохо) Странно. Ни одного созвездия не узнать.

 

Звезды мерцают о своем.

 

Тая с трудом поднимается и отряхивается. Она в поле. Далеко через поле, она видит какое-то сооружение с огнями.

 

Тая бредет с сооружению. Сооружение оказывается каменной аркой. В арке вытесаны фигуры восьми королей. У ног каждой фигуры горит свеча.

 

Под аркой сидит Ярослав и ест семки.

 

ЯРОСЛАВ: О блин. Явилась. А я думал - ты все. Не выдержала, типа. Даже грустно стало.

 

ТАЯ: Что это за место?

 

ЯРОСЛАВ: Ты че не видишь? Арка восьми королей.

 

ТАЯ: А, ну тогда мне все ясно, конечно.

 

ЯРОСЛАВ: Че ты иронизируешь? Это историческое место.

 

ТАЯ: Дай пройду.

 

ЯРОСЛАВ: Ну, ты конечно можешь, но я тебе не советую.

 

ТАЯ: Дай пройду, дебил.

 

ЯРОСЛАВ: Ну хотя бы поцелуй меня на прощание.

 

ТАЯ: Да иди ты!

 

Ярослав, смеясь, встает и театрализованным жестом приглашает Таю под арку. Тая идет. Арка мнгновенно рушится на Таю, она успевает лишь вскрикнуть.

 

ЯРОСЛАВ: (Смотрит на обломки) Вот так у нас всегда. Все не как у людей.

 

Ярослав вздыхает и идет прочь.

 

 

 

 

 

VIII.

 

Девушка заводит Вову в полупустой деревенский бар. Неисправные колонки в углу играют блюз. Бармен спит за стойкой. В углу подозрительного вида компания сосредоточенно напивается.

 

Девушка подходит к самому подозрительному типчику из собравшейся компании и берет его за плечо.

 

ТИПЧИК: (Ошарашенно оглядывается) Шо? Облин. Ты?

 

ДЕВУШКА: Я.

 

ТИПЧИК: (Кивает на Вову) А это кто?

 

ДЕВУШКА: Это со мной.

 

ТИПЧИК: Понял. Ну шо? пьете с нами?

 

ДЕВУШКА: Не до того сейчас.

 

ТИПЧИК: Тебе не до того? Я даже не знал, шо такое возможно в природе.

 

ДЕВУШКА: А ты вообще мало про меня знаешь.

 

ТИПЧИК: Ну, окей.

 

ДЕВУШКА: Ты мне лучше скажи, ты не видел тут девушку, по имени Тая?

 

ТИПЧИК: Красивое имя. Не, не было таких.

 

ДЕВУШКА: А человка по имени Серый?

 

ТИПЧИК: (Вскакивает) Ты это! Ты шо? Ты тут этого имени не произноси!

 

ДЕВУШКА: А шо такое? Ты шо кипишуешь?

 

ТИПЧИК: Ты мне тут это! Диверсии не создавай! Ты мне его тут не упоминай! А то он придет, да! Он придет и мало не покажется! Вали отсюда, селедка!

 

ДЕВУШКА: Ты какой-то психический, реально. Ладно Вов, пойдем. Пусть они гниют тут дальше. Не будем им мешать.

 

Девушка берет Вову за руку.

 

ВОВА: (Типчику) Чем тебе не нравится Серый?

 

ТИПЧИК: (У него истерика) ДА НЕ ПРОИЗНОСИ ТЫ ЭТО ИМЯ, ТВОЮ МАТЬ!

 

Девушка: (Вове) Пойдем. Эти упырьки когда пьяные - не опасные, но мало ли, кто их знает.

 

Девушка ведет Вову к выходу.

 

БАРМЕН: (Поднимает голову) Девушка по имени Тая пару дней назад села в лодку и поплыла по течению.

 

ДЕВУШКА: Опа.

 

ВОВА: Какую лодку?

 

БАРМЕН: В такую, которая назад ее уже не привезет.

 

ДЕВУШКА: А куда хоть поплыла?

 

БАРМЕН: А это вы у жмуриков в воде спрашивайте. Я вам что - справочное бюро?

 

ДЕВУШКА: Так, все понятно. Пойдем, Вов.

 

ВОВА: Куда ты меня привела, вообще?

 

ДЕВУШКА: Куда надо. А теперь пойдем. И поменьше задавай вопросов. Вообще - вопросами больше не разбрасывайся. Это тут что-то вроде валюты.

 

ТИПЧИК: (Орет) Да идите вы уже отсюда!

 

БАРМЕН: (Типчику) Ты мне тут не командуй, упырёнок!

 

ТИПЧИК: Где хочу, там и командую, понял? А то ты пускаешь сюда хрен знает кого!

 

БАРМЕН: Что ты мне сказал? Что? Это мое заведение!

 

ТИПЧИК: Так следим за своим заведением, дебил! Шо у тебя фейсконтроля нет ни хрена?

 

БАРМЕН: Ты че тявкнул, а? А ну иди сюда.

 

Бармен выскакивает из-за барной стойки и идет бить Типчика.

 

Девушка утаскивает Вову из заведения за руку. Он идет неохотно.

 

 

 

 

IX.

 

Тая просыпается на каменном полу в огромном холле. У нее все болит. Она долго стонет. Потом привстает и начинает оглядываться.

 

В холле гулко и темно. Крыша над ней так высоко, что ее почти не видно. Через дыру в крыше пробивается гигантский столп лунного света. Лунный свет падает на трон. На троне спит Владимир.

 

Тая сначала ползком, а потом, с трудом приподнимаясь, движется к трону. Владимир спит и улыбается во сне. Золотой венец на его колове надвинут на один глаз.

 

Тая смотрит на Владимира и дрожит.

 

ТАЯ: Эй. Простите. Извините.

 

Владимир спит.

 

ТАЯ: Простите, мне нужно вас разбудить.

 

Владимир спит.

 

ТАЯ: (Кричит) Эй! Проснитесь уже!

 

Голос Таи разносится эхом по холлу. Владимир спокойно спит дальше.

 

Тая подходит к трону и начинает теребить Владимира за плечо. Владимир очень сладко спит.

 

Тая хлопает Владимира по щекам, орёт ему на ухо, и кусает за палец. Он спит.

 

Тая начинает думать.

 

ТАЯ: Да ну. Не может быть.

 

Владимир спит.

 

ТАЯ: Ладно. Хорошо. Окей. Попробуем.

 

Тая пытается наклонится над Владимиром. Он очень выскокий, и ей неудобно. Тогда она осторожно залазит к нему на колени, кладет руку на плечо, и целует его в губы.

 

Владимир просыпается с улыбкой обнимает Таю за талию и целует в ответ.

 

ТАЯ: Ой.

 

ВЛАДИМИР: Нецелованная ко мне пришла, а? Не дура, значит. Я люблю - когда баба не дура.

 

Владимир прижимает Таю к себе и целует очень страстно. Тая начинает оказывать сопротивление.

 

ТАЯ: Подождите. Я не по тому делу. Я не по тому делу я говорю!

 

ВЛАДИМИР: (Смотрит на нее удивленно) А по какому?

 

ТАЯ: Я просто хотела вас разбудить. Извините. Я не это. Я замужем, вообще.

 

ВЛАДИМИР: Ну ты себя ведешь, как незамужняя, надо сказать.

 

ТАЯ: Ну да, есть такое.

 

ВЛАДИМИР: Ты зачем меня разбудила? Мне хороший сон снился.

 

ТАЯ: Я ищу одного человека.

 

ВЛАДИМИР: Мужа?

 

ТАЯ: Нет, не мужа.

 

ВЛАДИМИР: О. Во как. (Трогает пальцем ее нос) А еще выделываешься, птичка моя.

 

ТАЯ: Я ищу своего друга Серого. Я наверно виновата перед ним. Я не знаю. Я его ищу. Помогите мне.

 

ВЛАДИМИР: Любишь его, что ли?

 

ТАЯ: Да.

 

ВЛАДИМИР: А со мной-то хоть станцуешь?

 

ТАЯ: Станцую.

 

ВЛАДИМИР: А ты готова?

 

ТАЯ: Уже да.

 

ВЛАДИМИР: Тогда держись.

 

В холле разом загораются все свечи. Они освещают музыкантов. Музыканты играют рок.

 

Владимир ставит Таю на пол и начинает с ней танцевать. Сначала медленно, потом все быстрее и быстрее. Тая начинает задыхаться.

 

Сквозь каменный пол прорастают лианы с шипами и режут ноги Тае. Она плачет и танцует.

 

Владимир берет ее за горло. Она продолжает танцевать.

 

Владимир смотрит ей в глаза.

 

Тая кашляет, задыхается, плачет и танцует. Все ее ноги в крови.

 

Владимир очень внимательно смотрит ей в глаза.

 

ВЛАДИМИР: Молодец.

 

Разом гаснет свет и замолкает музыка.

 

 

 

 

 

Х.

 

Утро. Девушка ведет Вову к реке.

 

ДЕВУШКА: Ну шо? Раздеваемся?

 

Вова раздевается. Девушка тоже.

 

Вове холодно. Девушка смотрит на него.

 

ДЕВУШКА: А оно тебе надо, Вов? А то мы можем никуда с тобой не плыть.

 

ВОВА: Надо.

 

ДЕВУШКА: Ладно. Ты там под водой, главное это, не паникуй. Понял? Так утопнуть реально можно.

 

ВОВА: Понял, понял.

 

ДЕВУШКА: (Обнимает его) Все будет хорошо.

 

ВОВА: Ты пахнешь тиной.

 

ДЕВУШКА: А я и есть тина.

 

ВОВА: Как скажешь.

 

Девушка вместе с Вовой идут в воду и плывут. Они ровняются с дачей Вовы и Таи.

 

ДЕВУШКА: Где-то здесь. Недалеко. Надо нырнуть.

 

Девушка и Вова долго ныряют и фыркают. Наконец Вова в воде натыкается на двух мертвецов. У них пакеты на головах.

 

Вова в панике выныривает и старается не захлебнуться. У него плохо получается.

 

ДЕВУШКА: (Выныривает рядом с ним, начинает гладит его по щекам) Вова, Вова! Успокойся!

 

ВОВА: Господи. Ой Господи.

 

ДЕВУШКА: Ты с ними с одного из них кулёк. И он сразу все нам покажет. Он со мной говорить не будет - только с тобой. Понял? Глаза боятся, руки делают, мужик!

 ВОВА: Понял. Понял.

 

 

Вова ныряет. Он подплывает к одному из мертвецов и скрепя зубы рязвязывает ему вервеку на шее. Пакет уплывает. С лица мертвеца свисает кожа. Он открывает глаза и смотрит на Вову. Вова смотрит на мертвеца. Мертвец показывает пальцем направление.

 

ВОВА: (Вынириывает и кашляет) Он показал! Показал! Туда!

 

ДЕВУШКА: Тогда держись за меня.

 

Вова обнимает Девушку за спину. Она плывет.

 

 

 

 

XI.

 

Тая с окровавленными ногами пытается идти в темноте, держась за каменную стену. Вдалеке маячит костер. Тая с трудом идет к костру. У костра сидит Ярослав и жарит кусок мяска на своем мече.

 

ЯРОСЛАВ: О. Красава. Жрать хочешь?

 

ТАЯ: Отстань от меня.

 

ЯРОСЛАВ: Ладно, ладно. Вижу, тебе Владимир таки указал сюда дорогу. Значит - понравилась ему. Ну чо, я тобой горжусь. Ему далеко не все нравятся, ты не думай.

 

ТАЯ: Где Серый?

 

ЯРОСЛАВ: А вон он. Смотри.

 

Ярослав указывает на тени на каменной стене. Одна тень начинает расти и превращается в тень огромного волка.

 

ТАЯ: Серый. Ты тут?

 

СЕРЫЙ: Я далеко. Но я с тобой.

 

ТАЯ: Серый, мне нужно, чтобы ты был тут.

 

СЕРЫЙ: Ты зачем меня поцеловала тогда - ночью? Я же помню. Ты поднялась ко мне в мансарду и поцеловала меня спящего. Мне пришлось от вас уйти.

 

ТАЯ: Я не могла тебя не поцеловать.

 

СЕРЫЙ: Тая, ну что ты как маленькая. Ну есть же законы.

 

ТАЯ: Мне плевать на законы.

 

СЕРЫЙ: Ну да. По тебе видно, что плевать.

 

ТАЯ: Я не могу без тебя.

 

СЕРЫЙ: Тая, перестань. Ты не можешь идти за мной. Потому что ты никогда не вернешься. Ты понимаешь?

 

ЯРОСЛАВ: Чувак дело говорит.

 

ТАЯ: Я не хочу возвращаться.

 

СЕРЫЙ: А Вова тебя любит, между прочим. А скоро будет гроза. И как он один?

 

ТАЯ: Если он любит, то он меня отпустит.

 

СЕРЫЙ: Тая, ты меня пугаешь.

 

ТАЯ: А мне вот ничего не страшно. Уже.

 

СЕРЫЙ: Тая, я много хожу. То тут, то там. Я многое вижу. Много неприятного вижу, иногда. Люди такое вытворяют. Ведут себя как суки. А я не могу как они. Вова - мой друг. Я не могу его обидеть. Я не могу поступить с ним плохо.

 

ТАЯ: Вове будет хуже, если он останется жить с бабой, которая его не любит.

 

ЯРОСЛАВ: Тоже верно. Кому такая баба нужна?

 

ТАЯ: Да прекрати ты!

 

СЕРЫЙ: Таечка. Тая. Послушай меня. Ты не сможешь потом переступить порог собственного дома. У тебя никогда не родятся дети. Ты никогда не увидишь ни мужа, ни мать. Тая, ты будешь как ветер. Ночью ты будешь невидимкой теребить листья яблонь в саду, и смотреть на свет в окнах, и пытаться вспомнить, почему этот свет зажигает огонь в твоей душе, но ты ничего толком не вспомнишь. И все это ради чего? Ради меня? Я все понимаю - жизнь становится все труднее. А ты все хочешь остаться в сказке. Но те кто остаются, Тай, они же реально не возвращаются.

 

ТАЯ: Да я просто люблю тебя, дурак.

 

СЕРЫЙ: Угораздило тебя, конечно.

 

ТАЯ: Да. Угораздило.

 

СЕРЫЙ: А почему ты не спрашиваешь - люблю ли я тебя?

 

ТАЯ: А мне плевать на это. Я просто буду рядом. А ты - как хочешь.

 

ЯРОСЛАВ: Правильный ответ. Хорошая баба тебе досталась, Серый. Хоть и не по правилам, но что поделаешь? Время такое. Все не как у людей у нас, как видите. Тока смотрите, костер догорает. Мое дело предупредить. Как догорит костер, так ничего уже не изменишь. Так что решайте свои любовные дела уже.

 

СЕРЫЙ: Хорошо, я решаю.

 

ТАЯ: Решай.

 

Серый клонит голову и думает.

 

ЯРОСЛАВ: (Напевает)

 

Моя милая, ты знаешь,

Что такое атом?

Атом это в основном пустое место,

Вот какая загвоздка.

Когда я смотрю в твои глаза,

Взгляд твой, что рождается между накрашенных ресниц,

Есть бездна

Что глядит в другую бездну.

Тело это наряд для костей,

А твой наряд так особенно прекрасен,

Что глядя на него я забываю,

Что ты и я есть одно целое.

Милая, когда ты вздыхаешь под мужчиной,

Ты шлешь звуковой сигнал в космос,

Сигнал передается,

Так выбирай же мужчин тщательно, блин.

 

Костер очень медленно догорает. Тая смотрит на тень Серого на стене. Постепенно становится темно.

 

 

 

 

 

XII.

 

Над ночным Днепром бушует гроза. Девушка плывет, Вова пытается держаться за нее, но у него плохо получается. Он ее отпускает.

 

ДЕВУШКА: Эй, ты! Я же тебе на берегу говорила, без паники!

 

ВОВА: Я не могу… Я не хочу больше…

 

ДЕВУШКА: Мы так не договаривались!

 

ВОВА: Я увидел Таю. Я в свете молнии увидел Таю. (Начинает захлебываться)

 

ДЕВУШКА: Мужик, ты шо!

 

ВОВА: Я видел ее… (Идет ко дну)

 

Девушка как рыбка ныряет вслед за Вовой, обхватывает его, тащит за собой к берегу. Гром гремит очень сильно.  В свете молний видно, как быстро движутся над рекой сердитые облака.

 

Девушка вытаскивает Вову на берег и делает ему искусственное дыхание.

 

ДЕВУШКА: Дыши, блин! Дыши!

 

Вова кашляет мутной водой, открывает глаза, и дышит.

 

Девушка устало ложится с ним рядом. Они лежат и смотрят на грозу.

 

Через некоторое время, гроза начинает утихать.

 

ДЕВУШКА: Так, шо это было? Шо это было, вообще?

 

ВОВА: Я увидел Таю. У нее были окровавленные ноги. Она ехала в небе на волке. Они были в облаках и поднимались все выше. Она даже не посмотрела назад.

 

ДЕВУШКА: И шо теперь - теперь тебе не жить? (Говорит издевательским голосом) Ой який жах. Ой конец света блин настал. Баба у него ушла к другому. Та от меня знаешь скока раз уходили? Та ты вообще любого человека спроси - скока раз уходили, бросали, срали в душу. Это же у всех так. Это закон природы. Кто-то уходит, кто-то остается. Но нельзя же, блин, уходить на дно. Я тебе честно скажу, пока на дно сами не позвали, туда лучше не надо.

 

ВОВА: Я не знаю, что я буду теперь делать.

 

ДЕВУШКА: Жить будешь, кицик. Вставай.

 

Девушка встает и помогает Вове встать. Вместе они бредут по ночному берегу. Гроза громыхает все дальше и дальше.

 

ДЕВУШКА: (Начинает увлекательный рассказ) Вот я, например. Я уже не помню, в каком году, но у меня было такое дело, шо я плавала до самого Канева, потому шо там у меня был… Ну как это культурно сказать? Ну, любовник, короче. Я вообще себя вела как кошка. Представляешь? Мне это было реально не к лицу. Ну, все так говорили. Ну, до самого Канева. В Каневе он мне свидания назначал. А сам почему вверх по течению не приходил? Вот, понимаешь, сразу было понятно, шо я люблю его больше. Это было очевидно. И я это сама хорошо понимала. Но знаешь как оно - пока не отпустило, ты не забудешь. Это я тогда поняла, со всей это каневской историей. Там у него еще одна баба была - потому шо конечно в такой ситуации всегда появляется какая-то вторая баба. Когда ты так сильно любишь, хлопец понимает, шо можно вести себя так как он хочет, а не так, как надо. И, короче, ревновала я страшно, но...

 

Девушка продолжает долго говорить. Она идет вместе с Вовой по берегу и держит его под руку.

 

 

 

 

 

XIII.

 

Прошел год. Дача. Летний вечер. Богдан мается на кухне с тортом в руках. На торте зажжённые свечи.

 

Богдан выглядывает из-за двери, которая ведет во двор. За дверью стоит Общительный Мужчина. Во дворе много гостей.

 

БОГДАН: Ну чтоооо? Можно уже?

 

ОМ: Щас, щас подожди.

 

Леся, сестра Богдана, хлопочет и зазывает всех за стол. Во главе стола усаживают смущенного Вову.

 

ОМ: (Богдану) Давай.

 

Богдан торжественно выходит с тортом. Гости поют Вове “С днем рождения тебя”. Потом все хлопают. Вова задувает свечи. Одна свеча остается гореть. Ее задувает из-за Вовиного плеча Богдан. Все смеются.

 

ВОВА: (Гостям) Спасибо большое, ребят. Спасибо, что приехали сегодня.

 

Кто-то включает музыку по радио. Леся деловито режет торт и распределяет его по кусочкам. Хмурый Мужчина сидит в гамаке и втирает другим гостям про Холодный Яр и историю Украины. Общительный Мужчина рассказывает Богдану о том, как правильно вести себя с женщинами.

 

ОМ: Если хочешь понравится - главное мало говорить, и больше слушать.

 

БОГДАН: Почему?

 

ОМ: Потому что женщину надо интриговать. А молчание интригует больше всего.

 

Вова наблюдает за своими гостями, потом идет в сад, к деревьям. Он стоит и смотрит, как ветер качает ветку яблони. Колокольчики на яблоне тихо звенят.

 

ВОВА: (Говорит в темноту за яблонями) Видишь, все как-то складывается очень даже нормально. Грозы участились, конечно. А в начале этого лета соседи говорят, что видели черный смерч на воде. Да, вот так. Говорят, всему виновато глобальное потепление. Так что жить становится веселее. У Леськиного малого зубы лезут. Но мама ее сильно помогает, конечно. И Леська сама молодец. Пошла учится на заочный - в магазине, говорит, до конца своих дней работать не хочет.

 

Леся замечает, что Вова ушел, и идет за ним. Она стоит сзади него и слушает, что он говорит.

 

ВОВА: А покойников, которых затопили у нашего причала, достали, кстати. Ну, там мало что от них осталось, но одного таки опознали по зубам и по часам. Младшую сестру одного из них я знаю – она ревела три дня. Такое время. Главное уметь гнуться на ветру, наверно. Вот я и стараюсь.

 

ЛЕСЯ: Вова. Вов. Ты окей?

 

ВОВА: (Поворачивается к ней) Я - супер, милая. Все так душевно сегодня. Я растрогался прямо.

 

ЛЕСЯ: А с кем ты разговариваешь?

 

ВОВА: Да так, ни с кем. С самим собой.

 

ЛЕСЯ: (Вздыхает) Ой, так хорошо тут. Но темно очень. В городе нет такой темноты, скажи?

 

ВОВА: Эти яблони осенью вырубать будем.

 

ЛЕСЯ: Как? Почему?

 

ВОВА: Да, знаешь. Тут такое дело. Болезнь у них. Бактериальная. На прошлой неделе из министерства приезжали. Я не хотел тебе ничего говорить. Но тут нужно будет убирать очаг, иначе по всему поселку пойдет весной.

 

ЛЕСЯ: А что за болезнь?

 

ВОВА: Та у нее длинное название. Я где-то записал. В общем, жалко конечно. Это дед еще сажал. Но тут все поражено. От кроны да корней. Сейчас по области этого много. Бактерию новую завезли,. А все потому, что людям дома не сидится.

 

ЛЕСЯ: Господи. Блин, так жалко, Вов.

 

ВОВА: Ну что поделаешь. Бывает.

 

ЛЕСЯ: (Гладит ствол яблони) Жалко очень. Ну что, пойдем, может?

 

ВОВА: Пошли.

 

Вова притягивает Лесю к себе, целует.

 

Они прислоняются к яблоне. Он целует ее, обнимает, она обнимает его за шею.

 

Светит луна, поет сверчок.

 

Ветер играет листьями яблонь.

 

Конец. 


Другие статьи из этого раздела
  • «Тракторист, сука!» Александра Юшко

    Вагон электрички. Пассажиры разделены пополам, женщины слева мужчины справа. От мала до велика одеты в серые и черные одежды. Если присмотреться, то невозможно найти ни одну цветную вещь, их просто нет. Каждый из пассажиров периодически повторяет определенное действие, такой себе рапид из реплик и телодвижений. На окнах вагона толстый слой пыли, сквозь который ничего невидно, плюс густой обреченный безнадежный туман сводит видимость к нулю. Вагон то набирает скорость, то останавливается.

Нафаня

Досье

Нафаня: киевский театральный медведь, талисман, живая игрушка
Родители: редакция Teatre
Бесценная мать и друг: Марыся Никитюк
Полный возраст: шесть лет
Хобби: плохой, безвкусный, пошлый театр (в основном – киевский)
Характер: Любвеобилен, простоват, радушен
Любит: Бориса Юхананова, обниматься с актерами, втыкать, хлопать в ладоши на самых неудачных постановках, фотографироваться, жрать шоколадные торты, дрыхнуть в карманах, ездить в маршрутках, маму
Не любит: когда его спрашивают, почему он без штанов, Мальвину, интеллектуалов, Медведева, Жолдака, когда его называют медвед

Пока еще

Не написал ни одного критического материала

Уже

Колесил по туманным и мокрым дорогам Шотландии в поисках города Энбе (не знал, что это Эдинбург)

Терялся в подземке Москвы

Танцевал в Лондоне с пьяными уличными музыкантами

Научился аплодировать стоя на своих бескаркасных плюшевых ногах

Завел мужскую дружбу с известным киевским литературным критиком Юрием Володарским (бесцеремонно хвастается своими связями перед Марысей)

Однажды

Сел в маршрутку №7 и поехал кататься по Киеву

В лесу разделся и утонул в ржавых листьях, воображая, что он герой кинофильма «Красота по-американски»

Стал киевским буддистом

Из одного редакционного диалога

Редактор (строго): чей этот паршивый материал?
Марыся (хитро кивая на Нафаню): его
Редактор Портала (подозрительно): а почему эта сволочь плюшевая опять без штанов?
Марыся (задумчиво): всегда готов к редакторской порке

W00t?